Император терний – Император Терний - Марк Лоуренс скачать в fb2, epub, mobi, pdf, txt, читать онлайн

Марк Лоуренс «Император Терний»

«Темные времена – темный выбор. Выберите меня»

Завершающая трилогию книга, по моему мнению, все же уступила «Королю», который был вершиной цикла Разрушенной Империи. Она сохранила свои достоинства, а именно таинственных Зодчих и не стесняющегося применять насилие героя/злодея Йорга.

Но вместе с тем в «Императоре» присутствуют не то чтобы недостатки, а скорее «недотяги». Я не буду рассуждать о моральном подходе Йорга, это сделает каждый читатель для себя сам, для меня он в целом понятен, хоть и содержит в себе недоразумения типа

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

вызывания симпатии путем разъяснения ужаса изнасилования жертве изнасилования, насильником

Основные источники проблем третьей книги содержатся вне Йорга.

Идея избранного Императора, которая должна была заменить собой завоевателя короля, выглядит крайне странно. Каждые четыре года группы незнакомых людей собираются на Конгрессию чтобы выбрать себе правителя, который им не нужен. Он лишь ограничит власть внутри королевств или потратит их силу на чужие войны. Также непонятно зачем Император его Золотой Гвардии, которая, уже более ста лет, удачно существует и без него. По этому, то, что должно было стать «эпичной» политической альтернативой войне, в результате выглядит как веселое времяпровождение для аристократии.

Вторым основным минусом «Императора» для меня стало отсутствие у Йорга основного противника, какими были Оррин или Сейджес. Йорг все так же идет миром полным Присягнувших разным вещам, Пророков всяких типов, и бывалых разбойников не встречая адекватного сопротивления. Схватка с Королем Мертвых, которой больше похож на обстоятельство, чем на персонажа, получилась не гармоничной. И вызывала опасение, что в зал вскачет лошадь из первой книги, и так же решит схватку.

Плюсами книги являются новая информация о Зодчих, их участие в событиях. А так же Я бы выделил Катрин. Ее образ, начатый в дневниках второй книги, и реализованный в сценах борьбы с Нежитью и событий под Золотыми Воротами, получился интересным. Именно ее Я был бы рад увидеть снова в следующих книгах Лоуренса.

В финале трилогии меня больше всего удивило, что

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

автор позволил своим героям «запечатать» магию мира, тем самым в некотором смысле ограничил себя в возможности написания продолжений.

Несомненно Я буду ждать следующих книг ради того чтобы узнать истории Зодчих, и сможет ли Лоуренс создать новый образ, несхожий с Йоргом. Моя оценка «Императора» 6, что вместе с 5 и 7 для «Принца» и «Короля», дают 6 циклу.

fantlab.ru

Император Терний (Марк Лоуренс) читать онлайн книгу бесплатно

Некогда озлобленный скиталец, а ныне могущественный король, Йорг Анкрат в свои двадцать сумел многого достичь, хотя ему так и не удалось отомстить отцу, и призраки прошлого все еще терзают его душу. Но как бы терниста ни была его тропа, Йорг готов сделать следующий шаг в своем восхождении. Его цель - стать императором, однако этот титул невозможно завоевать с помощью меча, правитель должен быть избран. На памяти ныне живущих никто никогда не удостаивался подобной чести, но Йорг твердо намерен изменить это. Он обнаруживает утраченные механизмы предков и собирается воспользоваться ими, но на его пути встает враг, с какими он никогда не сталкивался…

О книге

  • Название:Император Терний
  • Автор:Марк Лоуренс
  • Жанр:Фэнтези
  • Серия:Разрушенная империя
  • ISBN:978-5-91878-106-7
  • Страниц:106
  • Перевод:Анастасия Липинская
  • Издательство:Фантастика Книжный Клуб
  • Год:2014

Электронная книга

Посвящается моему сыну Брину

ПРОЛОГ

Кай стоял перед старым камнем — грубо отесанной глыбой, установленной вертикально в те времена, когда люди не знали ни о чем, кроме деревьев, камней и охоты. Или все-таки кое-что знали, коль скоро выставили этот камень на обозрение там, где открывались завесы тайн. Там, где небо было немного ближе и Присягнувшие могли дотянуться до него. Здешние жители называли это место Перстом — по мнению Кая, верно, пусть и не слишком оригинально. Если мыс и правда походил на палец, то камень располагался на костяшке. Перст был метров шестьдесят шириной и где-то на столько же опускался к болоту крутыми каменными ступенями.

Кай глубоко вдохнул и дал холодному воздуху наполнить легкие, успокоился и прислушался к высокому печальному голосу камня, не столько звуку, сколько воспоминанию о нем. Мгновенно все чувства Кая...

lovereads.me

Книга "Император Терний" из серии Разрушенная империя 3

 
 

Император Терний

Автор: Лоуренс Марк Жанр: Фэнтези Серия: Разрушенная империя #3 Язык: русский Год: 2014 Издатель: Фантастика Книжный Клуб ISBN: 978-5-91878-106-7 Город: СПб Переводчик: Анастасия Липинская Добавил: Admin 11 Мар 15 Проверил: Admin 11 Мар 15 Формат:  FB2 (651 Kb)  RTF (609 Kb)  
TXT
 (572 Kb)  HTML (644 Kb)  EPUB (684 Kb)  MOBI (2375 Kb)

 

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

Некогда озлобленный скиталец, а ныне могущественный король, Йорг Анкрат в свои двадцать сумел многого достичь, хотя ему так и не удалось отомстить отцу, и призраки прошлого все еще терзают его душу. Но как бы терниста ни была его трона, Йорг готов сделать следующий шаг в своем восхождении. Его цель — стать императором, однако этот титул невозможно завоевать с помощью меча, правитель должен быть избран. На памяти ныне живущих никто никогда не удостаивался подобной чести, но Йорг твердо намерен изменить это. Он обнаруживает утраченные механизмы предков и собирается воспользоваться ими, но на его пути встает враг, с какими он никогда не сталкивался…

Объявления

Где купить?



Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Лоуренс Марк

Другие книги серии "Разрушенная империя"

Похожие книги

Комментарии к книге "Император Терний"


Комментарий не найдено

Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться

 

www.rulit.me

Император Терний читать онлайн

Посвящается моему сыну Брину

Кай стоял перед старым камнем — грубо отесанной глыбой, установленной вертикально в те времена, когда люди не знали ни о чем, кроме деревьев, камней и охоты. Или все-таки кое-что знали, коль скоро выставили этот камень на обозрение там, где открывались завесы тайн. Там, где небо было немного ближе и Присягнувшие могли дотянуться до него. Здешние жители называли это место Перстом — по мнению Кая, верно, пусть и не слишком оригинально. Если мыс и правда походил на палец, то камень располагался на костяшке. Перст был метров шестьдесят шириной и где-то на столько же опускался к болоту крутыми каменными ступенями.

Кай глубоко вдохнул и дал холодному воздуху наполнить легкие, успокоился и прислушался к высокому печальному голосу камня, не столько звуку, сколько воспоминанию о нем. Мгновенно все чувства Кая устремились к небу, оставив тело возле камня. Теперь он смотрел из сияющей долины меж облачных берегов и видел себя — маленькую точку на Персте, да и сам мыс казался узенькой полоской земли, выдающейся в широкое Тростниковое море. На таком расстоянии река Рилл выглядела серебряной лентой, бегущей к Стеклянному озеру.

Кай взлетел выше. Земля ушла вниз, с каждым взмахом порожденных сознанием крыльев она была все дальше. Расстилался туман, облака заключали его в прохладные объятия.

«Интересно, смерть действительно такая? Холодная белизна, во веки веков аминь?» — подумал Кай.

Он не дал облакам увлечь себя и снова нашел солнце. Присягнувшим небу было так легко потеряться на его просторах. Многие так и делали — оставляли плоть умирать и устремлялись вверх, в пустоту. Эгоизм не давал Каю отказаться от реальности. Он достаточно хорошо знал себя, чтобы понять это. Давняя алчность, невозможность все отпустить. Должно быть, эта слабость позволяла ему оставаться собой.

Он взмыл над мягким сиянием облаков, прокладывая себе путь меж облачных башен. Хрупкий алебастр прорвал серис, едва заметный даже внутреннему взору Кая. Извивающееся тело длиною в несколько метров и толщиной с туловище человека то появлялось, то исчезало из виду. Кай позвал его. Облачный змей свернулся кольцами и, описывая ленивые круги, приблизился.

— Старый друг, — приветствовал его Кай.

Тучи перед бурей кишели серисами, которые обладали одним знанием на всех, и потому для Кая они все были едины. Вероятно, серисы — это то, что осталось от Присягнувших небу, забывших себя, забывших обо всем, кроме вечного танца среди облаков. А может, они находились здесь всегда и не знали ни рождения, ни смерти.

Серис уставился на Кая прохладными, сияющими голубизной глазами. Человек почувствовал холод от прикосновения к своему сознанию, медленного, любопытствующего.

— Опять женщина?

— Всегда женщина.

Кай смотрел, как свет разливается по облакам. Архитектура облаков, податливая, готовая, чтобы рука Бога сотворила из нее соборы, башни, чудовищ… Его забавляло, что серис думает, будто он всегда приводит на Перст одну и ту же девушку.

«Возможно, серисы считают, что существуют лишь один-единственный мужчина, одна-единственная женщина и множество тел», — подумал Кай.

Серис вился вокруг Кая, создавая кокон, будто тот и впрямь там присутствовал в телесном воплощении.

— Хотел бы быть с ней одной тенью?

Кай улыбнулся. Серисы представляли человеческую любовь как соединение облаков, то легко соприкасающихся, то взвивающихся ввысь, то теряющихся друг в друге — отбрасывающих одну тень.

— Да, одной тенью.

Кай удивился, с каким пылом прозвучали его слова. Ему действительно хотелось не просто поваляться в вереске. Не в этот раз.

— Так стань.

Он кожей ощутил голос сериса, хотя тело осталось далеко внизу.

— Стать? Это не так-то просто.

— Ты не хочешь?

Серис затрепетал. Кай знал: он так смеется.

— Хочу — не то слово.

«Ей достаточно пройти по комнате, и я весь горю. Ее запах! Я закрываю глаза, и вот я в Садах Бетды», — подумалось ему.

— Близится буря.

В голосе сериса послышалась печаль.

Кай задумался. Он-то не заметил признаков грядущей бури.

— Они поднимаются.

— Мертвые?

Былой страх подкрался к Каю.

— Хуже.

Всего одно слово, но как много значит.

— Нежить?

Кай пристально вгляделся, но ничего не увидел. Нежить приходит лишь во тьме.

— Они восстают, — сказал серис.

— Сколько их? — произнес Кай, подумав: «Только бы не все семь! Пожалуйста!»

— Много, как капель в дожде.

Серис исчез. Дымка, из которой было создано его тело, утратила форму. Кай никогда прежде не видел, чтобы серис вот так растворялся. «Стать одной тенью», — голос по-прежнему звучал в воздухе.

Взгляд Кая метнулся к земле. Он нырнул к мысу. Сула стояла на конце Перста, на самом краешке, быстро приближающаяся белая точка. Дух резко вернулся в тело, и Кай рухнул на колени. Неловко поднялся, еще не вполне понимая, где находится, и устремился к Суле. Он настиг ее меньше чем за минуту и склонился, тяжело дыша.

— Тебя долго не было. Я уж думала, ты забыл обо мне, Кай Саммерсом.

— Простите, госпожа, — выдохнул он и широко улыбнулся: ее красота отогнала страх, который казался теперь таким глупым. Оттуда, свысока, он не увидел ничего, что могло бы его встревожить.

Недовольная гримаса Сулы превратилась в улыбку, солнце озарило ее лицо, и на миг Кай забыл о предостережении сериса. Нежить приходит ночью. Он взял девушку за руки, и она подошла ближе. Она пахла цветами. Сула прижалась к груди Кая, заставляя его сердце биться быстрее. На миг он увидел лишь ее глаза и губы. Пальцы одной руки переплелись с ее пальцами, другая скользнула по ее горлу, чувствуя пульсирующий жар.

— Не надо стоять так близко к краю, — сказал Кай, хотя в ее присутствии у него перехватило дыхание.

Всего в метре за ее спиной Перст распадался на десятки метров скал, резко опускающихся в болото.

— Ты говоришь, как мой папа. — Сула вскинула голову и подалась к нему. — Знаешь, он даже просил меня не ходить с тобой сегодня. Сказал, мол, этот Кай Саммерсон — безродное ничтожество. Хотел, чтобы я торчала в Морлтоне, пока он разбирается со своими делами.

— Правда? — Кай отпустил руки Сулы. — Ты уверяла, что он согласен.

Сула хихикнула и заговорила грубым голосом:

— Не допущу, чтобы моя дочь якшалась с капитаном Гвардии!

Она рассмеялась и продолжила своим обычным тоном:

— А ты что, не знал — он считает, что у тебя «дурная репутация»?

У Кая и правда была определенная репутация, и человек вроде Мерика Вайнленда мог изрядно осложнить ему жизнь.

1

Загрузка...

bookocean.net

Император Терний - Марк Лоуренс

  • Просмотров: 3924

    Право первой ночи (СИ)

    Оксана Чекменёва

    Откуда пошёл тот обычай – никто уж и не помнит. Всегда он был. Чтобы в первую брачную ночь невеста…

  • Просмотров: 3365

    Контракт (ЛП)

    Мелани Морлэнд

    Тиран днем и плейбой ночью – такова репутация Ричарда ВанРайена. Он живет так, как хочет, не…

  • Просмотров: 3049

    Рабыня дракона (СИ)

    Юлия Трольд

    Меня предназначили в жертву чудовищу, оставив на скале у моря, чтобы искупить ошибку царицы, моей…

  • Просмотров: 3006

    Матильда Старр. Мачеха для наследника (СИ)

    Матильда Старр

    Я попала другой мир, в лапы дракона и в безвыходную ситуацию. Здесь есть колдовство, магия, а еще –…

  • Просмотров: 2856

    Проданная невеста (СИ)

    Wolf Lita

    Собираешься замуж? Но что если сестра-близнец тоже имеет виды на твоего жениха? Думаешь, для…

  • Просмотров: 2815

    Муж в подарок, неприятности прилагаются (СИ)

    Артелина Грудина

    Моя жизнь полна сюрпризов, но не все из них приносят мне радость. При рождении судьба одарила меня…

  • Просмотров: 2294

    Заарканить Золушку (ЛП)

    Изабелла Старлинг

    Пара обуви не изменит твою жизнь… Но бриллиантовый ошейник мог бы. Раф: У меня только две страсти в…

  • Просмотров: 2180

    Клуб любовниц ректора - трилогия (СИ)

    Хелена Хайд

    Могла ли я, поступая в столичный университет, подумать о том, что моя учеба там прервется, а я…

  • Просмотров: 2135

    Не влюбляться... (СИ)

    Кристина Корр

    Бесплодие. Приговор, который втянул Анну Юзову в рискованную авантюру. В своём желании усыновить…

  • Просмотров: 2049

    Когда альфа замурлыкает (ЛП)

    Ив Лангле

    Гордости льва льстит не только имеющийся у него прайд, но и его собственная грива, поэтому когда…

  • Просмотров: 2008

    Приключения по расписанию, или как влюбиться в оборотня (СИ)

    Валерия Метельная

    Что вы будете делать, если на вас «свалился» оборотень-красавчик, конечно же подберете его, будете…

  • Просмотров: 1913

    Плохая невеста (СИ)

    Елена Шторм

    Отец пытался выдать меня замуж шесть раз. Лишь брачный ритуал “обезопасит” женщину-мага - отдав…

  • Просмотров: 1698

    Тайна императорского рода (СИ)

    Светлана Шёпот

    Продолжение истории про Эволет, которая в прошлой жизни носила имя Оксана. Свадьба с главой темного…

  • Просмотров: 1657

    Сбежать и не влюбиться (СИ)

    Casey Liss

    Лия никогда не была обычной принцессой. Звон клинков, запах ночи и верное плечо рядом всегда были…

  • Просмотров: 1609

    Тест на отцовство (СИ)

    Эмилия Грант

    Я всегда мечтала стать учителем. Отличница, староста, активистка… И все бы ничего, но меня…

  • Просмотров: 1578

    Двадцать два несчастья (СИ)

    Наталья Косухина

    Когда в город духов придут ветра, родятся семь ведьм, разной магии, но одной сущности. Большое и…

  • Просмотров: 1527

    Не буди короля мертвых

    Сильвия Лайм

    Его боялись миллионы. Он покорил полмира армией нежити, прежде чем удалось заживо запечатать его в…

  • Просмотров: 1520

    Космо... Ёперный театр (СИ)

    Светлана Михайленко

    Попаданцы бывают разными. Кому-то судьба отвешивает плюшек полными горстями, а кого-то выпинывает в…

  • Просмотров: 1488

    Искушённый (СИ)

    Юлия Резник

    От него: он спас ее девчонкой и уже однажды отверг. Просто не смог иначе. Но все изменилось целую…

  • Просмотров: 1474

    Маша и Темный Властелин (CИ)

    Анна Гаврилова

    Мир брутального мужского фэнтези, говорите? Тёмные глумятся и бесчинствуют, а светлые разбежались,…

  • Просмотров: 1265

    Лика

    Никола

    Иногда нам приходиться убегать. От ошибок. От разочарований. От любви.Кого-то вынуждают бежать.…

  • Просмотров: 1223

    В плену вседозволенности (ЛП)

    Алеата Ромиг

    Эрика Эллис доступна каждому, каждый вечер по телевизору – новости в пять тридцать и затем снова в…

  • Просмотров: 1141

    Мой (не) властный демон (СИ)

    Наталья Самсонова

    Угодила в другой мир? Не беда, здесь найдется все – любовь, приключения и даже роскошный замок. Вот…

  • Просмотров: 912

    Не моя (СИ)

    Элла Савицкая

    Как говорится: кто не любил – молодым не был. Стас влюбился в Настю, когда ему было всего…

  • Просмотров: 838

    Вспоминай меня ночью (СИ)

    Янка Рам

    "Добро пожаловать в мир живых секс-игрушек! У нас только элитный секс-девайс: их навыки…

  • Просмотров: 795

    Снежный плен (СИ)

    Янка Рам

  • Просмотров: 791

    Снегурочку вызывали? (СИ)

    Любовь Земная

    Любовь нечаянно нагрянет, когда её совсем не ждёшь или я спросил у баобаба: "Мать твою, а где же…

  • Просмотров: 740

    Мой мир начинается и заканчивается тобой (СИ)

    Юлия Шевченко

    Обычно девушек привлекают плохие мальчики. Бунтари, гоняющие на байке. Драчуны с вечными…

  • itexts.net

    Читать онлайн книгу «Император Терний» бесплатно — Страница 1

    Марк Лоуренс

    ИМПЕРАТОР ТЕРНИЙ

    Посвящается моему сыну Брину

    ПРОЛОГ

    Кай стоял перед старым камнем — грубо отесанной глыбой, установленной вертикально в те времена, когда люди не знали ни о чем, кроме деревьев, камней и охоты. Или все-таки кое-что знали, коль скоро выставили этот камень на обозрение там, где открывались завесы тайн. Там, где небо было немного ближе и Присягнувшие могли дотянуться до него. Здешние жители называли это место Перстом — по мнению Кая, верно, пусть и не слишком оригинально. Если мыс и правда походил на палец, то камень располагался на костяшке. Перст был метров шестьдесят шириной и где-то на столько же опускался к болоту крутыми каменными ступенями.

    Кай глубоко вдохнул и дал холодному воздуху наполнить легкие, успокоился и прислушался к высокому печальному голосу камня, не столько звуку, сколько воспоминанию о нем. Мгновенно все чувства Кая устремились к небу, оставив тело возле камня. Теперь он смотрел из сияющей долины меж облачных берегов и видел себя — маленькую точку на Персте, да и сам мыс казался узенькой полоской земли, выдающейся в широкое Тростниковое море. На таком расстоянии река Рилл выглядела серебряной лентой, бегущей к Стеклянному озеру.

    Кай взлетел выше. Земля ушла вниз, с каждым взмахом порожденных сознанием крыльев она была все дальше. Расстилался туман, облака заключали его в прохладные объятия.

    «Интересно, смерть действительно такая? Холодная белизна, во веки веков аминь?» — подумал Кай.

    Он не дал облакам увлечь себя и снова нашел солнце. Присягнувшим небу было так легко потеряться на его просторах. Многие так и делали — оставляли плоть умирать и устремлялись вверх, в пустоту. Эгоизм не давал Каю отказаться от реальности. Он достаточно хорошо знал себя, чтобы понять это. Давняя алчность, невозможность все отпустить. Должно быть, эта слабость позволяла ему оставаться собой.

    Он взмыл над мягким сиянием облаков, прокладывая себе путь меж облачных башен. Хрупкий алебастр прорвал серис, едва заметный даже внутреннему взору Кая. Извивающееся тело длиною в несколько метров и толщиной с туловище человека то появлялось, то исчезало из виду. Кай позвал его. Облачный змей свернулся кольцами и, описывая ленивые круги, приблизился.

    — Старый друг, — приветствовал его Кай.

    Тучи перед бурей кишели серисами, которые обладали одним знанием на всех, и потому для Кая они все были едины. Вероятно, серисы — это то, что осталось от Присягнувших небу, забывших себя, забывших обо всем, кроме вечного танца среди облаков. А может, они находились здесь всегда и не знали ни рождения, ни смерти.

    Серис уставился на Кая прохладными, сияющими голубизной глазами. Человек почувствовал холод от прикосновения к своему сознанию, медленного, любопытствующего.

    — Опять женщина?

    — Всегда женщина.

    Кай смотрел, как свет разливается по облакам. Архитектура облаков, податливая, готовая, чтобы рука Бога сотворила из нее соборы, башни, чудовищ… Его забавляло, что серис думает, будто он всегда приводит на Перст одну и ту же девушку.

    «Возможно, серисы считают, что существуют лишь один-единственный мужчина, одна-единственная женщина и множество тел», — подумал Кай.

    Серис вился вокруг Кая, создавая кокон, будто тот и впрямь там присутствовал в телесном воплощении.

    — Хотел бы быть с ней одной тенью?

    Кай улыбнулся. Серисы представляли человеческую любовь как соединение облаков, то легко соприкасающихся, то взвивающихся ввысь, то теряющихся друг в друге — отбрасывающих одну тень.

    — Да, одной тенью.

    Кай удивился, с каким пылом прозвучали его слова. Ему действительно хотелось не просто поваляться в вереске. Не в этот раз.

    — Так стань.

    Он кожей ощутил голос сериса, хотя тело осталось далеко внизу.

    — Стать? Это не так-то просто.

    — Ты не хочешь?

    Серис затрепетал. Кай знал: он так смеется.

    — Хочу — не то слово.

    «Ей достаточно пройти по комнате, и я весь горю. Ее запах! Я закрываю глаза, и вот я в Садах Бетды», — подумалось ему.

    — Близится буря.

    В голосе сериса послышалась печаль.

    Кай задумался. Он-то не заметил признаков грядущей бури.

    — Они поднимаются.

    — Мертвые?

    Былой страх подкрался к Каю.

    — Хуже.

    Всего одно слово, но как много значит.

    — Нежить?

    Кай пристально вгляделся, но ничего не увидел. Нежить приходит лишь во тьме.

    — Они восстают, — сказал серис.

    — Сколько их? — произнес Кай, подумав: «Только бы не все семь! Пожалуйста!»

    — Много, как капель в дожде.

    Серис исчез. Дымка, из которой было создано его тело, утратила форму. Кай никогда прежде не видел, чтобы серис вот так растворялся. «Стать одной тенью», — голос по-прежнему звучал в воздухе.

    Взгляд Кая метнулся к земле. Он нырнул к мысу. Сула стояла на конце Перста, на самом краешке, быстро приближающаяся белая точка. Дух резко вернулся в тело, и Кай рухнул на колени. Неловко поднялся, еще не вполне понимая, где находится, и устремился к Суле. Он настиг ее меньше чем за минуту и склонился, тяжело дыша.

    — Тебя долго не было. Я уж думала, ты забыл обо мне, Кай Саммерсом.

    — Простите, госпожа, — выдохнул он и широко улыбнулся: ее красота отогнала страх, который казался теперь таким глупым. Оттуда, свысока, он не увидел ничего, что могло бы его встревожить.

    Недовольная гримаса Сулы превратилась в улыбку, солнце озарило ее лицо, и на миг Кай забыл о предостережении сериса. Нежить приходит ночью. Он взял девушку за руки, и она подошла ближе. Она пахла цветами. Сула прижалась к груди Кая, заставляя его сердце биться быстрее. На миг он увидел лишь ее глаза и губы. Пальцы одной руки переплелись с ее пальцами, другая скользнула по ее горлу, чувствуя пульсирующий жар.

    — Не надо стоять так близко к краю, — сказал Кай, хотя в ее присутствии у него перехватило дыхание.

    Всего в метре за ее спиной Перст распадался на десятки метров скал, резко опускающихся в болото.

    — Ты говоришь, как мой папа. — Сула вскинула голову и подалась к нему. — Знаешь, он даже просил меня не ходить с тобой сегодня. Сказал, мол, этот Кай Саммерсон — безродное ничтожество. Хотел, чтобы я торчала в Морлтоне, пока он разбирается со своими делами.

    — Правда? — Кай отпустил руки Сулы. — Ты уверяла, что он согласен.

    Сула хихикнула и заговорила грубым голосом:

    — Не допущу, чтобы моя дочь якшалась с капитаном Гвардии!

    Она рассмеялась и продолжила своим обычным тоном:

    — А ты что, не знал — он считает, что у тебя «дурная репутация»?

    У Кая и правда была определенная репутация, и человек вроде Мерика Вайнленда мог изрядно осложнить ему жизнь.

    — Послушай, Сула, лучше пойдем отсюда. Нам не нужны неприятности.

    Сула нахмурилась, сморщив свой безупречный лоб.

    — Неприятности?

    — У меня была причина, по которой я привел тебя сюда.

    Сула усмехнулась — любая другая девушка покраснела бы.

    — Нет, не та. Ну, то есть и та тоже, но мне нужно было проверить окрестности. Оглядеть болото.

    — Я смотрела со скалы, пока ждала тебя. Внизу ничего нет! — Сула отвернулась и показала на зеленую бесконечность трясины. И вдруг заметила. — Что это?

    Над Тростниковым морем поднималась мгла. Белые струйки простирались с востока, заходящее солнце придавало им кровавый оттенок.

    — Они идут, — с трудом проговорил Кай. Наконец он обрел голос и попробовал уверенно улыбнуться, но вышла лишь гримаса. — Сула, нам надо спешить. Мне нужно доложить в Форт Арал. Я переправлю тебя через Мекстенс и оставлю на Красных скалах. Там ты будешь в безопасности. Повозка отвезет тебя в Морлтон.

    Дротики пролетели с таким звуком, будто кто-то задул свечи, — несколько коротких выдохов. Три попали Суле в руку. Три тонких черных дротика на фоне белого платья. Кай почувствовал укол в шею, словно укус слепня.

    Болотные гули кишели над оконечностью Перста, серые, похожие на пауков, быстрые и бесшумные. Кай рванул из ножен короткий меч. Тот казался тяжелее свинца. Руки уже онемели, и меч выпал из неловко разжавшихся пальцев.

    Приближается буря.

    1

    Я подвел брата. Я висел в терниях, позволил ему умереть, в ту ночь мир переменился к худшему. Я подвел его, и пусть с тех пор я дал многим своим, братьям умереть, та первая боль не утихла. Лучшая часть меня осталась в терновнике. Жизнь может отнять у человека все, выдрать, словно крюками, по частям, оставить с пустыми руками, нищим, на долгие годы. В глубине каждого из нас есть свои тернии. Шрамы от шипов на мне навсегда — каллиграфия насилия, написанное кровью послание, переводить которое придется до конца моих дней.

    Золотая Гвардия всегда прибывает на мой день рождения. Они явились на мое шестнадцатилетие, они приезжали к моим отцу и дяде, когда мне минуло двенадцать. Тогда я катался верхом с братьями, и мы видели, как по Большой Западной дороге в Анкрат направляется отряд гвардейцев. Впервые я увидел их, когда мне было лет восемь, — они проскакали в ворота Высокого Замка на белых жеребцах, и мы с Уиллом восхищенно их разглядывали.

    Сегодня я смотрел на гвардейцев, и Миана была рядом со мной. Королева Миана. Они с грохотом пронеслись под другими воротами в другой замок, но ощущение было примерно то же — золотой поток. Я подумал: «Интересно, вместит ли их всех Логово?»

    — Капитан Харран! — крикнул я вниз. — Хорошо, что приехали. Выпьете эля? — Я показал на импровизированные столы. Я велел заранее перенести наши троны на балкон, чтобы мы могли посмотреть на прибытие Гвардии.

    Харран соскочил с седла, великолепный в своей позолоченной стальной броне. За его спиной гвардейцы продолжали въезжать во двор. Сотни. Точнее, семь отрядов по пятьдесят человек. По одному отряду от каждой из моих земель. Когда они приезжали четыре года назад, у меня был лишь один отряд, с Харраном во главе, как и теперь.

    — Благодарю, король Йорг! — крикнул он. — Но нам надо уехать до полудня. Дороги на Вьену в худшем состоянии, чем ожидалось. Нам будет непросто добраться до Ворот к началу Конгрессии.

    — Неужели вы оторвете короля от празднеств по случаю дня его рождения из-за какой-то Конгрессии? — Я выпил эль и поднял кубок. — Мне сегодня исполняется двадцать, вы же знаете.

    Харран виновато пожал плечами и оглянулся, чтобы осмотреть войска. Собралось уже больше двух сотен. Я был бы впечатлен, если бы ему удалось расположить в Логове все три с половиной сотни гвардейцев. Даже с учетом того, что его перестроили и расширили, передний двор едва ли можно было назвать вместительным.

    Я склонился к Миане и положил ладонь на ее округлившийся живот.

    — Он беспокоится, что, если я туда не поеду, голосование опять не состоится.

    Она улыбнулась. В последний раз голосование было хоть сколько-то близко к завершению на второй Конгрессии — едва ли тридцать третья приблизит восхождение императора на трон больше, чем предыдущие тридцать.

    Макин въехал во двор позади колонны гвардейцев с дюжиной моих рыцарей — они провожали Харрана через горы. Чисто символический эскорт, учитывая, что ни один разумный человек, более того, мало кто из безумцев решится встать на пути Золотой Гвардии.

    — Стало быть, Миана, ты понимаешь, почему мне придется тебя покинуть, пусть даже мой сын почти готов появиться на свет. — Я почувствовал, как он лягнул мою руку. Миана отодвинулась от меня. — Семи отрядам я и правда не могу отказать.

    — Один из этих отрядов — для лорда Кенника, верно?

    — Для кого? — переспросил я, чтобы подразнить ее.

    — Иногда мне кажется, ты жалеешь, что сделал Макина лордом Кенника. — Она бросила на меня быстрый сердитый взгляд.

    — Думаю, он тоже об этом жалеет. Едва ли провел здесь хоть месяц за последние два года. Велел перевезти хорошую мебель из Баронского Зала в свои здешние покои.

    Мы умолкли, глядя, как гвардейцы стройными рядами двигаются по тесному двору. Их дисциплина могла бы посрамить любое другое войско. Даже дедовская кавалерия с Лошадиного берега смотрелась бы сбродом по сравнению с ними. Когда-то меня восхищала походная гвардия Оррина, но даже она не идет в сравнение с Золотой Гвардией. Все три с половиной сотни сияли на солнце, на доспехах не виднелось ни следа грязи или потертости. У последнего императора были глубокие карманы, и его личная гвардия продолжала там рыться даже через двести лет после его смерти.

    — Мне надо спуститься. — Я хотел встать, но не сделал этого — слишком удобно сидел. Меня как-то не прельщали три недели скачки.

    — Надо, надо. — Миана жевала перец. В последние несколько месяцев ее вкусы метались от одной крайности к другой. Недавно она перешла на жгучие блюда своей родины на Лошадином берегу. Целовать ее в итоге стало весьма непросто. — Впрочем, сначала я должна отдать тебе подарок.

    Я поднял бровь и похлопал ее по животу.

    — Что, уже совсем готов?

    Миана оттолкнула мою руку и махнула стоявшей в тени зала служанке. Временами она по-прежнему выглядела ребенком, приехавшим в Логово и обнаружившим, что оно окружено и обречено. За месяц до своего пятнадцатилетия она казалась крошкой на фоне даже самых миниатюрных служанок, но по крайней мере беременность придала ее фигуре изгибы, сделала грудь полнее, а щеки — румянее.

    Появился Хамлар с каким-то длинным тонким предметом, замотанным в шелк, но слишком коротким для меча. Он протянул мне сверток и слегка поклонился. Двадцать лет служил он моему дяде, но ни разу не посмотрел на меня неприязненно с тех пор, как я освободил его от прежних обязанностей. Я сорвал шелковую ткань.

    — Палка? Дорогая, зачем?

    Я поджал губы. Ну что, надо сказать, неплохая палка, правда, непонятно, из какого дерева.

    Хамлар положил подарок на стол между тронами и удалился.

    — Это жезл, — сказала Миана. — Лигнум Витэ, достаточно прочный и тяжелый, чтобы тонуть в воде.

    — Палка, которая может утопить меня…

    Она снова махнула, и Хамлар вернулся с толстым томом из моей библиотеки, который держал перед собой, открыв на странице, отмеченной разделителем из слоновой кости.

    — Здесь написано, что лорд Орланта получил наследственное право носить этот жезл на Конфессии. — Она показала пальцем на соответствующий абзац.

    Я взял жезл, заинтересовавшись не на шутку. На ощупь он был как из железа. Будучи королем Высокогорья, Арроу, Белпана, Конахта, Нормардии и Орланта, не говоря уже о Кеннике, я, кажется, имел право брать деревянную палку туда, где все прочие должны появляться без оружия. Подарок моей розовощекой маленькой королевы с эльфийским личиком, моя палка была из железного дерева и могла сокрушить человеческий череп даже сквозь шлем.

    — Спасибо, — сказал я.

    Нет, я не был склонен к сентиментальности, но мне нравилось думать, что мы достаточно хорошо понимали друг друга, чтобы она знала, чем мне угодить.

    Я попробовал взмахнуть жезлом и почувствовал, что теперь готов покинуть трон.

    — По пути загляну к Коддину.

    Сиделки Коддина ожидали моего появления. Дверь в его покои была открыта, ставни распахнуты, ароматические свечи зажжены. Но, несмотря на все это, от него исходило зловоние. Уже почти два года, как стрела попала в Коддина, но рана продолжала гноиться и не затягивалась.

    — Йорг.

    Он помахал мне с кровати у окна и приподнялся, чтобы увидеть, как въезжает Гвардия.

    — Коддин.

    На меня нахлынуло давнее необъяснимое чувство вины.

    — Ты с ней попрощался?

    — С Мианой? Конечно. Ну…

    — Она будет рожать твоего ребенка, Йорг. Одна. Пока ты будешь где-то разъезжать.

    — Едва ли она останется одна. У нее не счесть фрейлин и служанок. Да я половины из них в лицо не помню, уже начинает казаться, что каждый день появляется новая.

    — Ты сыграл в этом свою роль, Йорг. Она будет знать, что тебя нет, когда время придет, и ей станет тяжело. По крайней мере, тебе надо как следует попрощаться.

    Только Коддину позволялось читать мне нотации.

    — Я сказал… спасибо. — Я показал свою новую палку. — Вот, подарила.

    — Когда выйдешь отсюда, поднимись наверх еще разок. Скажи все, что положено.

    Я кивнул, что означало «может быть». Вроде бы его это устроило.

    — Не устаю любоваться на этих ребят в седлах, — сказал он, снова бросая взгляд на сияющие ряды всадников.

    — С практикой приходит совершенство. Впрочем, им бы лучше учиться сражаться. Конечно, загнать коня крупом вперед в тесный угол — эффектный трюк, но…

    — Ну так и наслаждайся трюками! — Он покачал головой, попытался скрыть гримасу и посмотрел на меня. — Что я могу сделать для тебя, мой король?

    — Как всегда. Дать совет.

    — Едва ли он тебе нужен. Я никогда не бывал во Вьене и даже близ нее. У меня нет ничего, что могло бы помочь в Священном городе. Острый ум и книжная ученость уже неплохо послужат тебе. Ты же пережил прошлую Конфессию, верно?

    Я позволил себе легкую улыбку, вспомнив об этом.

    — Послушай, старик, я, может статься, и неглуп, но мне нужна твоя мудрость. Я знаю, что сюда приносят книги из моей библиотеки. Люди рассказывают тебе сплетни и разные истории со всего света. Чего мне надо добиться во Вьене? За кого отдать мои семь голосов?

    Я подошел ближе по голым камням. Коддин остался солдатом: никаких ковров и мягких подстилок, даже сейчас, когда он был изувечен.

    — Ты не захочешь слушать мою мудрость, Йорг, если дело на то пошло.

    Коддин снова отвернулся к окну, солнечный свет подчеркнул его возраст и морщины, возникшие от многочисленных страданий.

    — Я надеялся, ты передумаешь, — сказал я. — Бывают тропы трудные, а бывают труднейшие.

    Теперь, когда я стоял ближе, зловоние чувствовалось сильнее. Разложение начинается уже в час нашего рождения. Запах гнили напоминает, куда приведут нас ноги, в каком бы направлении они ни шли.

    — Голосуй, как отец. Будь с ним в мире.

    Вкус хороших лекарств зачастую неприятен, но некоторые пилюли бывают слишком горьки, чтобы их проглотить. Я помолчал, чтобы сдержать гнев.

    — Я и так едва удержался, чтобы не повести войска на Анкрат и не опустошить его. Если борьба идет за то, чтобы не допустить войны… какой может быть мир?

    — Вы похожи друг на друга. Возможно, твой отец чуть холоднее, строже и менее честолюбив, но ты — плод того же древа, и то же зло выковало тебя.

    Лишь Коддин мог напомнить мне, что я сын своего отца, и остаться в живых. Лишь человек, который уже умер у меня на службе и теперь лежал и разлагался, все еще служа мне из чувства долга, лишь такой человек мог произнести эту истину.

    — Он мне не нужен, — сказал я.

    — А разве этот твой призрак, Зодчий, не говорил тебе, что два Анкрата вместе положат конец владычеству потаенных земель? Подумай, Йорг! Сейджес настроил твоего дядю против тебя. Сейджес хотел, чтобы ты и твой брат полегли в землю. Не добившись этого, он поссорил отца и сына. А что может положить конец власти людей вроде Сейджеса, Молчаливой Сестры, Скилфы и им подобных? Мир! Император на троне. Единая власть. Два Анкрата! Думаешь, твой отец все это время предавался праздности — пока ты рос, да и до того? Может, у него нет таких далеко идущих амбиций, как у тебя, но он тоже по-своему непрост. Король Олидан пользуется влиянием при многих дворах. Не сказал бы, что у него есть друзья, но он в равной мере вызывает доверие, уважение и страх. Олидану известны тайны.

    — Мне тоже известны тайны. Многие из них я предпочел бы не знать.

    — Сотня не последует за сыном, пока перед ними стоит отец.

    — Тогда я должен уничтожить его.

    — Твой отец пошел по этому пути — и это сделало тебя сильнее.

    — Но он начал колебаться. — Я посмотрел на свою руку, вспоминая, как отнял ее от груди, окрашенную кровью. Моя кровь, отцовский нож. — Он колебался. Я не буду.

    Если ведьма снов пыталась вбить клин между нами, она хорошо справилась с этой работой. Я не был склонен прощать отца и сомневался, что он принял бы прощение.

    — В потаенных землях, может, и думают, что два Анкрата положат конец их власти. А по мне, так и одного будет достаточно. Кориону хватило. Сейджесу хватило. Хватит и остальным, если захотят остановить меня. В любом случае, ты знаешь, как я уважаю пророчество.

    Коддин вздохнул.

    — Харран ждет тебя. Я дал совет. Возьми его с собой, он тебя не отяготит.

    Капитаны моей армии, дворяне Высокогорья, дюжина лордов, явившихся с прошениями из разных уголков семи королевств, и бесчисленные зеваки ждали меня в приемной у дверей. Время, когда я мог просто ускользнуть… скажем так, ускользнуло. Я приветствовал толпу, подняв руку.

    — Милорды, воины моего дома, я уезжаю на Конгрессию. Будьте уверены, что я буду защищать там не только свои, но и ваши интересы и представлю их, по обыкновению, тактично и дипломатично.

    Послышались смешки. Я обескровил немало народу, чтобы заполучить свой маленький кусочек Империи, и чувствовал перед своим двором обязанность довести игру до конца, коль скоро мне это ничего не стоит. И потом, их интересы совпадали с моими, так что я едва ли соврал.

    Я нашел в толпе капитана Мартена, высокого, видавшего виды. В нем ничего не осталось от фермера. Я не даровал ему поста выше капитанского, но этот человек водил в бой пять тысяч солдат и даже больше с моим именем на устах.

    — Береги ее, Мартен. Береги их обоих. — Я положил руку ему на плечо. Мне больше нечего было сказать.

    Я направился во двор, по бокам шли два рыцаря — сэр Кент и сэр Риккард. Весенний ветерок не успевал относить запах конского пота, и три с лишним сотни лошадей грозили утонить двор в навозе. Полагаю, большие кавалерийские отряды всегда лучше созерцать на некотором расстоянии.

    Макин пробрался к нам верхом на коне.

    — Долгих лет жизни, король Йорг!

    — Поживем — увидим, — сказал я.

    Все это казалось слишком уютным. Счастливая семья, моя маленькая королева там, наверху. Поздравления с днем рождения и золотой отряд внизу. Такая тихая жизнь и покой могут задушить не хуже веревки.

    Макин поднял бровь, но ничего не сказал, улыбка не сходила с его лица.

    — Ваши советники готовы пуститься в путь, сир.

    Кент привык называть меня «сир» — кажется, ему так было приятнее.

    — Взять бы вам умников, а не вояк, — произнес Макин.

    — А кого взяли бы вы, лорд Макин? — Я решил позволить ему выбрать единственного советника, которого позволяло ему привезти на Конгрессию его право голоса.

    Он указал через весь двор на тощего старика с острым лицом, за спиной которого развевался алый плащ.

    — Оссер Гант. Управляющий покойного барона Кенника. Когда меня спросят, сколько стоит мой голос, Оссер будет тем, кто точно знает истинную ценность Кенника.

    Я невольно улыбнулся. Он мог притворяться, что это не так, но часть старины Макина хотела сыграть новую роль одного из Сотни как можно величественнее. Оставалось неясным, по какому образцу он собирался строить свое правление — моего отца или принца Оррина.

    — Кенник — это же сплошь одни болота, а болотам нужен лес. Сваи, чтобы ваши грязные крестьянские домишки не потонули ночью. А я даю их вам. Так что пусть ваш человек об этом не забывает.

    Макин кашлянул, словно глотнул болотного воздуха.

    — Так кого именно вы берете в качестве советников?

    Выбрать было нетрудно. Последняя поездка Коддина случилась, когда его привезли с гор после битвы за Логово. Больше путешествовать ему было не суждено. При дворе полно седых голов, но ни одной, чье содержимое я бы ценил.

    — Да ты видишь двоих из них перед собой. — Я кивнул на сэров Кента и Риккарда. — Райк и Грумлоу ждут снаружи, Кеппен и Горгот с ними.

    — Боже, Йорг! Не может быть, чтобы ты взял Райка! Мы же говорим об императорском дворе! А Горгот? Ты ему даже не нравишься.

    Я обнажил меч, блеснул клинок, и сотни золотых шлемов повернулись, чтобы проследить за его движением. Я поднял меч над головой и повернул, чтобы поймать солнечные лучи.

    — Я уже бывал на Конгрессии, Макин. Я знаю, в какие игры там играют. В этом году мы сыграем в новую игру. Мою. И я беру с собой то, что нужно.

    2

    Несколько сотен всадников подняли целые тучи пыли. Под этим покровом, нами же и созданным, мы покинули Маттеракс; Золотая Гвардия растянулась на полмили по извилистой горной тропе. Блеск ее потускнел, и на равнину мы спустились уже серыми.

    Макин и я ехали вместе по изгибам дороги, на которой некогда встретили принца Оррина, направлявшегося к моим воротам. Макин теперь выглядел старше, в черных волосах пробивалась седина, тревоги проложили морщины на лбу. В дороге Макин всегда казался счастливым. С тех пор как у нас появились богатство, слава, замки, он проявлял склонность к беспокойству.

    — Будешь скучать по ней? — спросил он.

    Целый час был слышен лишь стук копыт по камням, и вдруг ниоткуда это «Будешь скучать по ней?».

    — Не знаю.

    Я привязался к своей маленькой королеве. Она могла возбудить меня, когда хотела, как могло бы большинство женщин: я нетребователен. Но я не сгорал от страсти, не нуждался в ней. Я не просто привязался к Миане, она мне нравилась, я уважал ее быстрый ум и безжалостность. Но я не любил ее, не испытывал ту дурацкую безрассудную любовь, которая может охватить мужчину, унести его к неизвестным берегам.

    — Не знаешь?

    — Поживем — увидим, разве не так? — ответил я.

    Макин покачал головой.

    — Едва ли ты поборник истинной любви, лорд Макин, — сказал я ему.

    За шесть лет, проведенных в Логове, при нем не было женщины, а если и имелась любовница или даже шлюха-фаворитка, он ее хорошо прятал.

    Он пожал плечами.

    — Я потерял себя в пути, Йорг. Для меня то были черные годы. Для интересующих меня женщин я плохая компания.

    — Что? А я?

    Я обернулся, чтобы посмотреть на него.

    — Ты был совсем юн. Мальчишка. Грех не липнет к ребенку, как он липнет к мужчине.

    На этот раз пожал плечами уже я. Ему, казалось, было приятнее грабить и убивать, чем вспоминать об этом в сводчатых залах. Возможно, ему снова был нужен повод для беспокойства, чтобы наконец перестать беспокоиться.

    — Она хорошая женщина, Йорг. И скоро подарит тебе ребенка. Ты об этом не думал?

    — Нет. Что-то позабыл.

    Вообще-то это занимало мои мысли непрестанно, даже во сне. Я не знал, как ухватить эту мысль, и она правда ускользала от меня. Скоро появится орущий младенец, но что это будет значить для меня — что значит быть отцом, — я не имел понятия. Коддин говорил, что я почувствую интуитивно, инстинкты подскажут. Что это записано у меня в крови. Возможно, это будет все равно что перец, рассыпанный в воздухе, и до тех пор, пока я не чихну, не смогу понять, с чем имею дело.

    — Возможно, ты будешь хорошим отцом, — сказал Макин.

    — Нет.

    Пойму я это или нет, но хорошим отцом не стану. Я подвел брата и, несомненно, подведу сына. Каким-то образом проклятье, наложенное на меня Олиданом из Анкрата, вероятнее всего, унаследованное им от собственного родителя, поразит всех моих детей.

    Макин поджал губы, но ему хватило то ли такта, то ли ума не спорить.

    Не такая уж большая часть Высокогорья Ренар годится для земледелия, но ближе к границе рельеф становится наконец достаточно ровным, чтобы там можно было что-то выращивать или строить города. Например, Годд, мою столицу. Он выступал пятном на горизонте.

    — Разобьем лагерь здесь, — произнес я.

    Макин нагнулся в седле, чтобы сказать что-то сэру Риккарду, и поднял копье с моим флагом.

    — Мы могли бы добраться до Годда, — сказал Макин. — Будем там где-то через час после заката.

    — Скверные койки, ухмыляющиеся чиновники и блохи. — Я соскочил с Брейта. — Лучше уж спать в палатке.

    Горгот сел, предоставив гвардейцам хлопотать вокруг него, стреноживать и кормить коней, ставить палатки, каждая на шестерых, с развевающимися на крыше двумя лентами императорских цветов — черной и золотой. Кеппен и Грумлоу бросили седельные сумки рядом с левкротом и сели на них, чтобы поиграть в кости.

    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26


    www.litlib.net

    Император терний читать онлайн - Марк Лоуренс

    Марк Лоуренс

    Император терний

    Посвящается моему сыну Брину


    ПРОЛОГ

    Кай стоял перед старым камнем — грубо отесанной глыбой, установленной вертикально в те времена, когда люди не знали ни о чем, кроме деревьев, камней и охоты. Или все-таки кое-что знали, коль скоро выставили этот камень на обозрение там, где открывались завесы тайн. Там, где небо было немного ближе и Присягнувшие могли дотянуться до него. Здешние жители называли это место Перстом — по мнению Кая, верно, пусть и не слишком оригинально. Если мыс и правда походил на палец, то камень располагался на костяшке. Перст был метров шестьдесят шириной и где-то на столько же опускался к болоту крутыми каменными ступенями.

    Кай глубоко вдохнул и дал холодному воздуху наполнить легкие, успокоился и прислушался к высокому печальному голосу камня, не столько звуку, сколько воспоминанию о нем. Мгновенно все чувства Кая устремились к небу, оставив тело возле камня. Теперь он смотрел из сияющей долины меж облачных берегов и видел себя — маленькую точку на Персте, да и сам мыс казался узенькой полоской земли, выдающейся в широкое Тростниковое море. На таком расстоянии река Рилл выглядела серебряной лентой, бегущей к Стеклянному озеру.

    Кай взлетел выше. Земля ушла вниз, с каждым взмахом порожденных сознанием крыльев она была все дальше. Расстилался туман, облака заключали его в прохладные объятия.

    «Интересно, смерть действительно такая? Холодная белизна, во веки веков аминь?» — подумал Кай.

    Он не дал облакам увлечь себя и снова нашел солнце. Присягнувшим небу было так легко потеряться на его просторах. Многие так и делали — оставляли плоть умирать и устремлялись вверх, в пустоту. Эгоизм не давал Каю отказаться от реальности. Он достаточно хорошо знал себя, чтобы понять это. Давняя алчность, невозможность все отпустить. Должно быть, эта слабость позволяла ему оставаться собой.

    Он взмыл над мягким сиянием облаков, прокладывая себе путь меж облачных башен. Хрупкий алебастр прорвал серис, едва заметный даже внутреннему взору Кая. Извивающееся тело длиною в несколько метров и толщиной с туловище человека то появлялось, то исчезало из виду. Кай позвал его. Облачный змей свернулся кольцами и, описывая ленивые круги, приблизился.

    — Старый друг, — приветствовал его Кай.

    Тучи перед бурей кишели серисами, которые обладали одним знанием на всех, и потому для Кая они все были едины. Вероятно, серисы — это то, что осталось от Присягнувших небу, забывших себя, забывших обо всем, кроме вечного танца среди облаков. А может, они находились здесь всегда и не знали ни рождения, ни смерти.

    Серис уставился на Кая прохладными, сияющими голубизной глазами. Человек почувствовал холод от прикосновения к своему сознанию, медленного, любопытствующего.

    — Опять женщина?

    — Всегда женщина.

    Кай смотрел, как свет разливается по облакам. Архитектура облаков, податливая, готовая, чтобы рука Бога сотворила из нее соборы, башни, чудовищ… Его забавляло, что серис думает, будто он всегда приводит на Перст одну и ту же девушку.

    «Возможно, серисы считают, что существуют лишь один-единственный мужчина, одна-единственная женщина и множество тел», — подумал Кай.

    Серис вился вокруг Кая, создавая кокон, будто тот и впрямь там присутствовал в телесном воплощении.

    — Хотел бы быть с ней одной тенью?

    Кай улыбнулся. Серисы представляли человеческую любовь как соединение облаков, то легко соприкасающихся, то взвивающихся ввысь, то теряющихся друг в друге — отбрасывающих одну тень.

    — Да, одной тенью.

    Кай удивился, с каким пылом прозвучали его слова. Ему действительно хотелось не просто поваляться в вереске. Не в этот раз.

    — Так стань.

    Он кожей ощутил голос сериса, хотя тело осталось далеко внизу.

    — Стать? Это не так-то просто.

    — Ты не хочешь?

    Серис затрепетал. Кай знал: он так смеется.

    — Хочу — не то слово.

    «Ей достаточно пройти по комнате, и я весь горю. Ее запах! Я закрываю глаза, и вот я в Садах Бетды», — подумалось ему.

    — Близится буря.

    В голосе сериса послышалась печаль.

    Кай задумался. Он-то не заметил признаков грядущей бури.

    — Они поднимаются.

    — Мертвые?

    Былой страх подкрался к Каю.

    — Хуже.

    Всего одно слово, но как много значит.

    — Нежить?

    Кай пристально вгляделся, но ничего не увидел. Нежить приходит лишь во тьме.

    — Они восстают, — сказал серис.

    — Сколько их? — произнес Кай, подумав: «Только бы не все семь! Пожалуйста!»

    — Много, как капель в дожде.

    Серис исчез. Дымка, из которой было создано его тело, утратила форму. Кай никогда прежде не видел, чтобы серис вот так растворялся. «Стать одной тенью», — голос по-прежнему звучал в воздухе.

    Взгляд Кая метнулся к земле. Он нырнул к мысу. Сула стояла на конце Перста, на самом краешке, быстро приближающаяся белая точка. Дух резко вернулся в тело, и Кай рухнул на колени. Неловко поднялся, еще не вполне понимая, где находится, и устремился к Суле. Он настиг ее меньше чем за минуту и склонился, тяжело дыша.

    — Тебя долго не было. Я уж думала, ты забыл обо мне, Кай Саммерсон.

    — Простите, госпожа, — выдохнул он и широко улыбнулся: ее красота отогнала страх, который казался теперь таким глупым. Оттуда, свысока, он не увидел ничего, что могло бы его встревожить.

    Недовольная гримаса Сулы превратилась в улыбку, солнце озарило ее лицо, и на миг Кай забыл о предостережении сериса. Нежить приходит ночью. Он взял девушку за руки, и она подошла ближе. Она пахла цветами. Сула прижалась к груди Кая, заставляя его сердце биться быстрее. На миг он увидел лишь ее глаза и губы. Пальцы одной руки переплелись с ее пальцами, другая скользнула по ее горлу, чувствуя пульсирующий жар.

    — Не надо стоять так близко к краю, — сказал Кай, хотя в ее присутствии у него перехватило дыхание.

    Всего в метре за ее спиной Перст распадался на десятки метров скал, резко опускающихся в болото.

    — Ты говоришь, как мой папа. — Сула вскинула голову и подалась к нему. — Знаешь, он даже просил меня не ходить с тобой сегодня. Сказал, мол, этот Кай Саммерсон — безродное ничтожество. Хотел, чтобы я торчала в Морлтоне, пока он разбирается со своими делами.

    — Правда? — Кай отпустил руки Сулы. — Ты уверяла, что он согласен.

    Сула хихикнула и заговорила грубым голосом:

    — Не допущу, чтобы моя дочь якшалась с капитаном Гвардии!

    Она рассмеялась и продолжила своим обычным тоном:

    — А ты что, не знал — он считает, что у тебя «дурная репутация»?

    У Кая и правда была определенная репутация, и человек вроде Мерика Вайнленда мог изрядно осложнить ему жизнь.

    — Послушай, Сула, лучше пойдем отсюда. Нам не нужны неприятности.

    Сула нахмурилась, сморщив свой безупречный лоб.

    — Неприятности?

    — У меня была причина, по которой я привел тебя сюда.

    Сула усмехнулась — любая другая девушка покраснела бы.

    — Нет, не та. Ну, то есть и та тоже, но мне нужно было проверить окрестности. Оглядеть болото.

    — Я смотрела со скалы, пока ждала тебя. Внизу ничего нет! — Сула отвернулась и показала на зеленую бесконечность трясины. И вдруг заметила. — Что это?

    Над Тростниковым морем поднималась мгла. Белые струйки простирались с востока, заходящее солнце придавало им кровавый оттенок.

    — Они идут, — с трудом проговорил Кай. Наконец он обрел голос и попробовал уверенно улыбнуться, но вышла лишь гримаса. — Сула, нам надо спешить. Мне нужно доложить в Форт Арал. Я переправлю тебя через Мекстенс и оставлю на Красных скалах. Там ты будешь в безопасности. Повозка отвезет тебя в Морлтон.

    Дротики пролетели с таким звуком, будто кто-то задул свечи, — несколько коротких выдохов. Три попали Суле в руку. Три тонких черных дротика на фоне белого платья. Кай почувствовал укол в шею, словно укус слепня.

    Болотные гули кишели над оконечностью Перста, серые, похожие на пауков, быстрые и бесшумные. Кай рванул из ножен короткий меч. Тот казался тяжелее свинца. Руки уже онемели, и меч выпал из неловко разжавшихся пальцев.

    Приближается буря.

    knizhnik.org

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *