Алексеев никита волейболист – Никита Алексеев: "И тогда я сказал агенту: "Я хочу вернуться!"

Никита Алексеев: "И тогда я сказал агенту: "Я хочу вернуться!"

10.08.2015

Наш новичок Никита Алексеев просил не задавать вопросов об армии. Действительно, даже приостановив карьеру волейболиста на сезон, чтобы отдать долг Родине, Никиту часто отыскивали журналисты - случай-то не рядовой. Что же, мы свое обещание сдержали, и вопросов о службе не задавали, а вот сам Никита не смог обойти вниманием важную часть своей жизни при ответах на вопросы. Вот он, новый диагональный "Факела", Никита Алексеев - романтик, десантник и отличный волейболист и хороший парень.

- Никита, давай начнем с самого начала: как московский мальчик Никита Алексеев открыл для себя волейбол?

- Начал заниматься в девять лет. Ходил в секцию, не задумываясь о каком-то возможном будущем профессионального спорстмена...

- Родители предложили или, может быть, ты с кем-то за компанию пошел?

- Эту историю даже мои родители не знают. Теперь вот, видимо, узнают, когда прочтут ее у нас на сайте. История романтическая (улыбается). Я занимался подводным плаванием, и вдруг влюбился - детское чувство, которое оказалось очень сильным. Она занималась волейболом, и я пошел вслед за ней. Попал в младшую группу, она - в старшей, была на год старше меня. У меня был стимул: попасть в старшую группу, чтобы быть к ней ближе. Ну и уезжать вместе с ней домой - мы жили совсем рядом друг с другом.

- А попасть в старшую группу можно было только будучи лучшим в младшей....

- Да, все верно. Дерзнул, начал заниматься очень усердно. В итоге добился того, чего хотел - меня перевели в старшую группу, мы даже стояли в паре с ней, упражнения выполняли вдвоем. Но... любовь была без взаимности. Это продолжалось на протяжении пяти-шести лет, наверное.

- То есть какое-то время волейбол был только поводом быть поближе к этой девочке?

- Это только первые мысли, потом волейбол стал занимать все больше и больше места в моем сердце (улыбается). Потом она закончила заниматься, где-то лет через пять, а я уже не представлял жизни без волейбола. Потом пошли соревнования районные, которые мы выигрывали. Там меня заметили, предложили перейти в спорткласс. Была такая команда "Пролетарка", потом Бауманская спортшкола. И когда сейчас спрашивают, кто вложил в тебя больше всего в волейбольном плане, я всегда отвечаю - Галина Леонидовна Бурцева, которая занималась с нами в Бауманке.

- Мама Сергея Бурцева?

- Совершенно верно. Я никогда не забуду этого человека, все благодаря ей. Когда она покидала Бауманскую спортшколу, половина команды ушла за ней. В "Динамо" меня заметили благодаря ей,  все ее любили, ценили, уважали - как тренера и как человека. Я звонил ей, когда уходил в армию, продолжаю общаться сейчас, мои родители поддерживают с ней связь. Словом, Галина Леонидовна - тот человек, который указал мне путь в волейболе.

- Я обещала не задавать вопросов об армии, поэтому спрошу так: почему ты решил вернуться в волейбол?

- Первые полгода службы мыслей о волейболе не было, и возможности следить за ним тоже. По каске ногами били, учили стрелять и, поверьте, было вообще не до волейбола. Потом был момент на каких-то выходных мы купили wi-fi роутер (в Крыму очень плохо с интернетом), и был матч "Урала", который мне удалось посмотреть. Перед началом игры я написал Леониду Кузнецову, капитану команды: "Пацаны, буду следить за вами сегодня, удачи!" И во время трансляции пресс-атташе "Урала" Максим Никерин, который комментировал матч, передал мне привет в прямом эфире. Я этот момент буду помнить долго, мурашки по коже! Я сказал своим армейским товарищам: "Смотрите, они помнят, приветы передают - это мои пацаны, мои!" Эта история сильно отложилась в голове, с того момента стал все чаще и чаще следить за результатами, общение с парнями из волейбола продолжал поддерживать.... Все-таки я с девяти лет занимался, почти всю сознательную жизнь. И тогда, уже под конец службы, сказал агенту: "Я хочу вернуться!" Он мне ответил: "Я знал, что ты это в конце концов скажешь. Давай, возвращайся, будем искать варианты". В итоге решили из нескольких предложений остановиться на варианте, предложенном "Факелом".

- Почему именно "Факел"?

- Во-первых, команда молодая и перспективная. Во-вторых, хочется чего-то нового. Хочется удивить всех, сделать шоу. Да, в прошлом году "Факел" удивил всю Суперлигу своей дерзостью и молодостью, но в этом году он стал еще моложе. У нас будет в этом году пять турниров и я подумал: как было бы здорово, если бы везде мы были как минимум в призах?! Если мы это сделаем, то это будет круто и не только для России. Хочется просто взять и ухнуть все это разом.

- Никита, да ты романтик.

- Да, я романтик (улыбается)

- Давай сменим тему. У тебя было немного времени на отдых, но все же наверняка ты успел провести его с пользой?

- Да, я вернулся всего три недели назад. За это время увиделся со всеми, с кем хотел. Устроил всем сюрприз: сказал, что приеду, только дяде - он был моим сообщником (улыбается). Прилетел рано утром, дядя меня встретил, подъехали к дому, я говорю: "Позвони папе, пусть он спустится, скажи, что тебе нужно с ним поговорить". Было буквально часов семь утра, родители еще спали. Папа спустился, а я сижу в машине на заднем сиденье, они разговаривают. А я понимаю, что боюсь выходить! И никогда не видел такого лица у папы: он долго молчал, чуть заикался даже: "А как, а что?!" Говорю ему: "Ну что ты, пап, будто привидение увидел! Мама, конечно, в слезы... (улыбается). Ничего не приготовила, говорит, как теперь?! В общем, сюрприз удался.

Побыл дома, поехал к лучшему другу. Знаете, никогда в жизни ничего так не ждал, и наверное, не буду ждать, как возвращения домой. Я общаюсь с ребятами, которые пока продолжают служить и еще только ждут своего дембеля и я понимаю, как им сейчас тяжело. И как потом будет приятно вернуться.  А время там забыть невозможно, хотя я никогда не думал, что пойду в армию! Я ни о чем не жалею, наоборот, считаю, что это было лучшее время. Много уроков жизненных получил, появились новые ценности.

- Изменился?

- Голова стала светлее. Встала на место, понимает, как работать в нужном русле. Изменила... Не знаю, не мне судить, со стороны виднее. Но ко многим элементарным вещам я теперь стал относиться по-другому. Например, банальная вещь, научился ценить воду. Что такое бутылка воды? Отпил, поставил, забыл, ушел без нее - не беда, другую куплю. А у нас были моменты, когда мы литр воды на четверых растягивали на полдня. К дружбе совсем по-другому стал относиться. Там пацаны были отовсюду, в основном из деревень, из станиц...

- А ты москвич, столичный житель, спортсмен.

- Да (улыбается). Сначала так ко мне: "Москва, Москва..." Помню, лежали в полях на земле, ночью. Спрашивают: "Ты там как, столица? ничего, что на сырой земле лежишь тут с нами?" А там свалка, где-то мусор валяется. Ну так это было, по-доброму. Люди становятся проще, душевнее, человечнее.

- Там нет понтов.

- Там нет понтов. И целый год мы все это вместе кушали..., один за всех, все за одного. Ни о чем не жалею. Последний месяц, правда, я, как старослужащий, уже филонил, не хотел ходить на зарядки. Помню, старшина ходит в казарму в шесть утра, говорит: "Большой, давай на зарядку". "Не положено по сроку службы" - отвечаю. Пинками выгоняли нас потом (улыбается). Слушайте, я же не собирался рассказывать про армию! (смеется)

- Ничего не знаю, ты сам начал.

- Закончим на том, что это урок на всю жизнь и я не жалею ни о чем, потому что голова стала работать совсем по-другому. И на многие вещи стал смотреть иначе.

- Теперь даже не понимаю, как задавать вопросы про волейбол.

- Можно спросить про планы в волейболе (улыбается).

- Ты уже такой замечательный сценарий написал про пять турниров, в которых мы обязательно должны быть в призах, что я полностью в него поверила.

- Представляете, как здорово будет? Если начнем хорошо без сборников, то с ними мы будем еще лучше.

- А ты со многими ребятами из команды знаком?

- Ну как, играл-то против многих. А лично знаю, пожалуй, только Валю Безрукова, играли с ним в "Динамо" в Высшей лиге А. Первый с кем познакомился сейчас - Иван Яковлев, живем с ним в одном номере. Власова, Клюку, Тохташа, Шипотько - заочно.

- Игорь Тюрин в прошлом сезоне отыграл фактически без замен. Получается, ты идешь к нему в помощь и номинально являешься вторым диагональным.

- Если возвращаться, то только для того, чтобы быть первым. Первым - это значит играть в сборной, а для этого нужно быть лучшим в клубе. Раньше я не думал об этом, а теперь я буду стремиться к этой цели. Сборы покажут, а дальше решать будет тренер.

Вообще я сейчас начинаю понимать, что вся моя жизнь - это команда. Я никогда не был одиночкой, всегда был в коллективе, с самого детства. Гуляли целой компанией, общались тоже, дружили. Армия - тот же коллектив. Волейбол - командная игра. Поэтому в отрыве от коллектива я себя никак не представляю, и командный результат очень важен. Мне нужны люди, которые будут рядом. Надеюсь, что в "Факеле" тоже есть ребята, с которыми мне будет легко общаться и на которых можно будет положиться.


О. Быченкова; Пресс-служба ВК «Факел» Новый Уренгой

 

www.fakelvolley.ru

сказал – хочу служить в армии. Все оторвались от дел

09.01.2017

О том, как порвать со спортом и добровольно пойти в десантные войска, а потом вновь вернуться, – в интервью волейболиста Никиты Алексеева.

За более чем полвека в профессии подобного не встречал никогда. Уверен, вы согласитесь со мной, что это редчайший, если не единичный случай: чтобы способный парень, уже проявивший себя в большом волейболе, обладатель серебряных медалей чемпионата страны, финалист Еврокубка и чемпион Европы среди юниоров враз порвал со спортом и по собственному желанию (именно желанию, я не ошибся) ушёл служить в армию.

И не в какую-то там спортроту, а в самую что ни на есть действующую, причём в элитные десантные войска. И только отдав свой долг Родине и официально демобилизовавшись, вернулся в любимый волейбол, как говорит сам Никита Алексеев из новокуйбышевской «Новы», «другим человеком», совершившим полную переоценку всего происходившего с ним и вокруг него до службы. Самый результативный игрок мужской российской Суперлиги, игры которой возобновились после Нового года, дал эксклюзивное интервью «Чемпионату».

Незабываемый сезон в Уфе

— Давай начнём все-таки не от «печки», а с момента, когда ты, коренной москвич, где родился и вырос как игрок, променял столицу страны на столицу Башкортостана. Чем привлекла Уфа?

— Я играл за вторую динамовскую команду и много тренировался с основным составом, которым в то время руководил Юрий Чередник. Но при этом прекрасно понимал, что мне вовсе не светит оказаться в Суперлиге именно в «Динамо»: там была серьёзная конкуренция. Как раз в это время познакомился с Дмитрием Резвановым, который и стал моим агентом. Для меня всё это было в диковинку: я вообще не знал, что в спорте существуют агенты и чем они занимаются. Мы стали переписываться. И по завершении сезона Дмитрий вдруг предлагает мне отправиться в Уфу, в команду Суперлиги. Согласился без раздумий — слово «Суперлига» стало этаким паролем. И где-то через неделю читаю, что там собирается уникальная компания игроков — Алексей Вербов, Алексей Спиридонов, Паша Абрамов, бразилец Леандро Виссотто. А тренером в то время в Уфе был итальянец Анджолино Фригони.

Кто-то меня спросил: «В армии служить хочешь?» Отвечаю: «Да, хочу». Все сразу оторвались от своих бумажек и посмотрели на меня, как на сумасшедшего.

— И как тебя встретили в команде?

— Надо сказать, что я всегда испытывал проблемы с лишним весом. И вот прилетаю в Уфу. Ещё не было медицинского обследования, просто тренер знакомился с каждым из игроков. При виде меня с приличной детской припухлостью в районе живота тренер опешил: «Ты кто?» Я представился: «Никита Алексеев, волейболист». Фригони: «Волейболист? В таком виде? С таким лишним весом?» Я признался, что все годы играю с лишним весом и что это мне не мешает. А на первом же предсезонном сборе, который проходил опять-таки в Уфе, мы играли в пляжный волейбол. И я оказался в паре с Лёшей Вербовым. И у меня всё получалось. Мы тогда обыграли всех. Только после этого Фригони в меня поверил. Понятно, наставлял, чтобы я следил за собой, пытался избавиться от лишних килограммов. Да я всё это и сам прекрасно понимал. Но с появлением в команде бразильца (а был ещё Андрюха Максимов на позиции диагонального, и конкуренция была серьёзная) я оказался как бы третьим диагональным или четвёртым доигровщиком. Я выходил на площадку в каждом матче, но не больше чем на два-три мяча. Игровой практики было мало. Но тот сезон был для меня незабываемым, и я часто его вспоминаю с ребятами, с которыми постоянно нахожусь в контакте. «На вопрос, хочу ли судить в армии, ответил утвердительно»

— И все же как так получилось, что ты решил бросить всё и пойти служить в армию? Может, поспорил с кем-нибудь?

— Ни в коем случае. Мы тогда заканчивали сезон в Анапе, где играли в плей-ауте, боролись за выживание. Смогли остаться в Суперлиге. Но в последней игре я получил травму колена. Не очень серьёзную, но всё же. И всякие мысли о будущем меня тогда будоражили. К тому же такого отношения к волейболу, как сейчас, у меня никогда не было. А повестки из военкомата мне постоянно приходили по месту прописки в Москве. Мама звонила, спрашивала, что делать. Я её успокаивал, говорил, что приеду в отпуск, приду в военкомат и объясню, что у меня остаётся последний курс в вузе — я закончил МГУПИ, Московский государственный университет приборостроения и информатики, у меня диплом менеджера. Когда вернулся домой, сели всей семьёй обсуждать, как поступить. Мама всегда ратовала за волейбол. Отец — человек более строгий.

И я ему признался, что созрел до того, чтобы пойти в армию и отдать свой долг Родине. А потом продвигаться уже по военной линии – поступить в академию. В общем, домашние меня поддержали. Я прошёл медкомиссию в военкомате. И вот сижу перед последней дверью, рядом человек десять ребят, и у каждого толстенные папки с бумагами. И все какие-то тощие, маленькие, корявые — служить никто не хотел. А из кабинета, где заседала комиссия, выходят один за другим — и все такие радостные: «Всё, пацаны, поздравьте, откосил по болезни». Когда очередь дошла до меня, захожу, представился, а там человек шесть-семь призывников сидели, какие-то бумаги заполняли. На меня ноль внимания. Кто-то меня спросил: «В армии служить хочешь?» Отвечаю: «Да, хочу». Все сразу оторвались от своих бумажек и посмотрели на меня, как на сумасшедшего.

Меня начали расспрашивать больше не про армию, а про волейбол, когда я признался, чем занимаюсь. Потом поинтересовались, где хочу служить. Все мои предпочтения учли и помогли попасть в 45-й отдельный гвардейский полк специального назначения. В этом полку служил мой дядя, много рассказывал, да и читал я про эту воинскую часть интересные вещи. Многие мои приятели служили в армии, рассказывали всякое — большей частью зимой снег убирали, а летом траву косили. Я же хотел прочувствовать, что такое настоящая служба, чтобы избавиться от своей расхлябанности.

Могу много чего рассказать про этот год, но не имею права по разным причинам. Единственное, в чем убеждён: это был лучший год моей жизни. Вот ведь как бывает: когда был в армии, каждый день думал, когда же все это кончится, когда я отсюда уеду. А когда вернулся домой, прошла неделя — и меня потянуло обратно. И вот минуло почти два года, но не было дня, чтобы я не вспоминал проведённое на службе время. А ещё нашёл там своего лучшего друга. Мы всё время общаемся, он из станицы на Кубани, и когда мы играли в Краснодаре, приезжал на матч, поддерживал. Армейское братство – сильная вещь.

«Рассказываю про волейбол, а у меня мурашки по коже»

— И всё равно волейбол не давал покоя даже в армии, иначе бы ты не вернулся в большой спорт?

— Через какое-то время потянуло назад, в волейбол. Мы были в полях на учениях, и я сильно простудился: там море рядом — Крым всё-таки, сильные ветра. Попал в госпиталь с бронхитом. И появилась возможность воспользоваться Интернетом. Выяснил, что через два часа будут транслировать матч «Урала» — не помню уже, с кем играли. И я написал ребятам, что буду болеть за них, пожелал удачи. Сидим в палате, начался матч, включаю звук на полную громкость. А комментатор говорит, что наш матч смотрит бывший игрок команды Никита Алексеев, который сейчас служит в армии, и вся команда передаёт ему привет. А пацаны вокруг оживились: «Это тебе, тебе привет передали?» Вот я вам рассказываю про этот эпизод из жизни, а у меня мурашки по коже.

И вот после этого случая я понял, что волейбол — это моё. До этого скучал, вспоминал, но всё это было несерьёзно. А после той трансляции меня словно подменили. Когда чуть позже связался со своим агентом, услышал в ответ: «Я знал, что ты вернёшься». Думал про Высшую лигу «А», а приглашение получил от «Факела». Я был благодарен, что меня приняли в Новом Уренгое, хотя, по правде, находился тогда не в лучшей форме. Там тоже была игровая практика, но не такая, как сейчас в «Нове». Пришлось и в диагонали стоять, и в доигровке. А потом вновь оказался в Уфе — у ряда ребят были серьёзные травмы, и меня позвали помочь своей бывшей команде. Я согласился, потому что именно в этом клубе оставил частичку себя. Мы по очереди с Сашей Кимеровым играли. И ближе к концу сезона почувствовал, что вернулся в волейбол по-настоящему. Но наступило лето — и появилась «Нова».

«На уроки Шляпникова сегодня смотрю по-другому»

— И ты нисколько не пожалел?

— Напротив, очень рад этому: закрепился в составе, почувствовал себя нужным человеком, к тому же руководство мне доверяет. У меня были летом и другие предложения, правда, не столь привлекательные. Но я предпочёл Новокуйбышевск, потому что понимал, что могу быть в этой команде первым номером на своей позиции.

— Да и с весом, судя по твоему виду сегодня, уже нет больших проблем.

— Пришло понимание ответственности за результат, нужно было оправдывать доверие, не имел права подвести ребят. А вообще я не жалею даже о том, что не раз совершал глупые, порой, необдуманные поступки. Потому что все они стали для меня хорошей жизненной школой, как и армия. Просто надо делать правильные выводы после каждого случая.

— Верю, что ты впредь не сделаешь ничего подобного тому, что произошло однажды в молодёжной сборной у Сергея Шляпникова.

— Разумеется. Это было мальчишество. Сергей Константинович — тренер очень строгий, требовательный, для которого дисциплина на первом месте. По молодости лет мы ещё многого не понимали, огрызались, если нам что-то не нравилось. Это сейчас я повзрослел и многое переосмыслил. А раньше мог поспорить с тренером, ослушаться даже. Меня наказывали — и кроссы приходилось бегать, и домой отправляли. Самый последний раз — это было перед молодёжным чемпионатом мира в Бразилии. Случилось это буквально на второй день по прибытии, в процессе акклиматизации. Нас предупредили, чтобы мы очень осторожно относились к еде: другая страна, своеобразное питание, не дай бог кто-то отравится. Разрешили есть овощи и фрукты, более ничего. А я парень здоровый, кушать-то хочется.

В гостиничном номере нашли ресторанное меню и вместе с соседом – не стану называть его фамилию, пусть всё, что случилось, останется на его совести — заказали что-то типа гамбургеров. Не прошло и нескольких минут, как доктор команды про это узнал, и Сергей Константинович собрал команду. Мы решили признаться. Всё равно бы вычислили, из какого номера поступил заказ. Промолчать было бы ещё хуже. Когда нас построили и тренер спросил, кто это сделал, я вышел вперёд один – мой сосед по комнате остался на месте. Ну и меня отправили домой. А ребята выиграли тогда золотые медали. На всю жизнь тот гамбургер запомнится — тренер преподал мне, мальчишке, замечательный урок.

— Сегодня ты лидер чемпионата России по результативности. Долгое время шёл вторым за Виктором Полетаевым. Но стоило диагональному «Кузбасса» пропустить матч, ты вышел на первое место. Но дело даже не в набранных очках — ты своей игрой доказываешь, что можешь оказаться в числе кандидатов в сборную страны.

— У нас в армии так говорили: «Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом». Известная поговорка. Так что мечта оказаться в главной команде России наверняка есть у каждого волейболиста, который играет в Суперлиге. И я не исключение. Важно не просто сыграть за сборную, а ещё и выиграть с ней большое соревнование.

— Чего мне и хотелось тебе пожелать.

— Спасибо большое.

Беседовал Лев РОССОШИК

Чемпионат.com

fakelvolley.com

Надо было решать, мужик я или нет

- Помню, даже голова болела на пьедестале от радости, - вспоминает 21-летний Никита Алексеев свой триумф на чемпионате Европы среди молодежи. Перед талантливым волейболистом открывались восхитительные горизонты, в 2012 году в составе уфимского «Урала» он стал серебряным призером чемпионата России...

И вдруг - Крым, казарма, 45-й отдельный гвардейский полк специального назначения.

- Так сложилась жизнь, - улыбается десантник. - Финансовые неурядицы в команде сильно давили на психику. И в один прекрасный день я подумал: мужик я или нет? Надо самому определять свою жизнь. Пришел в военкомат и попросился в спецназ.

- Там удивились?

- Поначалу. А потом сразу определили в этот полк. Здесь нужны крепкие и крупные ребята, а у меня рост 205.

Еще совсем недавно Никите противостояли «железные» блоки... Фото: instagram.com

- Где жестче нагрузки - в профессиональном спорте или спецназе?

- В молодежке было очень тяжело. Но все равно это небо и земля, тут намного серьезнее.

- Уже приходилось на волейбольную площадку выходить?

- Тут у нас больше футбола. А вообще армия не то место, где ценят за былые заслуги. Главное, кто ты здесь и что за человек.

- Значит, на волейбольной карьере крест?

- Мы предполагаем, а Бог располагает. До дембеля есть время подумать.

- Перед службой вы наверняка слышали о дедовщине…

- Конечно. Но все совсем не так, как говорят. Многое зависит от тебя самого, как поставишь себя в коллективе. А если говорить об условиях, то питание тут, как в лучших ресторанах Москвы. Да и бытовые условия отличные.

...а сегодня он сам играет с железом. Фото: instagram.com

- Знаю, что вам уже приходилось прыгать с парашютом. Когда больше волновались - перед финалом на чемпионате Европы или перед первым прыжком?

- Не могу ответить, у нас об этом не говорят. Вот когда сделаю десятый прыжок, тогда сам сообщу вам об этом.

- Волейболист должен быть хорош в драке - с мощной комплекцией, взрывными руками. Ваши данные здесь востребованы?

- Да, приходится часто надевать перчатки и лапы, тут нас обучают многому. Поверьте, волейболист очень хорош в спарринге!

- Дом часто снится?

- Редко. Едва успеваешь закрыть глаза, как слышишь: «Рота, подъем!» Конечно, не хватает сна и свободы. Но это мой выбор.

- Если бы можно было провести экскурсию по части, кого бы пригласили?

- Бабушку с дедушкой, которых очень сильно люблю. И давно не видел...

Еженедельник «Красная звезда» №7 , 16 октября 2014 года

Источник: tvzvezda.ru

Спрашивайте с 16 октября в газетных киосках вашего города еженедельный выпуск «Комсомольской правды» ("толстушку") c приложением «Красная звезда».

www.kp.ru

Никита Алексеев: Закрываешь глаза и слышишь: «Рота, подъем!»

03.10.2014

Профессиональный волейболист бросил спорт и ушел служить в ВДВ. Мы решили, что это круто. Российский доигровщик волейбольного «Урала» Никита Алексеев выигрывал чемпионат Европы среди молодежи, становился серебряным призером чемпионата России-2013, но после непростого сезона для его команды принял очень необычное трансферное решение. Никита защищает темно-зеленые цвета российской армии и Родину.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

НИКИТА АЛЕКСЕЕВ

Родился 15 июля 1992 года в Москве.

Начал выходить на площадку в составе московского «Динамо». В 2010‑м стал чемпионом Европы среди молодежи. Перейдя в уфимский «Урал», стал в составе уфимской команды серебряным призером российской Суперлиги в сезоне 2012/13.

«ГОЛОВА БОЛЕЛА ОТ РАДОСТИ»

В 2012 году Никита Алексеев переходит в уфимский «Урал». Надо понимать, что в тот момент времени в Уфе собирали команду, которая будет побеждать топовые клубы России, и трансфер был сравним с попаданием в футбольный «Манчестер Сити» два года назад или в «Челси» десятилетней давности. Вместе с Алексеевым в клубе оказались Алексей Вербов, Андрей Ащев и Алексей Спиридонов (нынешняя сборная России). На позиции диагонального играл Леандро Висотто, бразилец, чемпион мира.

В такой конкуренции было довольно трудно пробиться в основной состав, и в финале плей-офф российской суперлиги Никита не выходил. Против Тетюхина, Мусэрского и компании молодой игрок вряд ли сумел бы совершить что-то судьбоносное. «Урал» проиграл. 20‑летнему Алексееву надели наравне со всеми серебряную медаль на шею. И это могло быть началом большой карьеры.

– Лично для меня было самое лучшее время, когда я играл, а из ярких воспоминаний, наверное, финал чемпионата России против Белгорода, так как тогда я играл с мировыми звездами. Также чемпионат Европы в Белоруссии. Помню, что тогда даже голова болела на пьедестале от радости... Да и вообще я благодарен Богу за то время, когда я был на площадке, и за хороших знакомых в волейболе, – говорит Никита.

Впрочем, сначала нужно сказать о самом интервью. Сезон-2013/14 был сезоном продолжительных выступлений в прессе игроков «Урала». В клубе не платили зарплату, в какой-то момент спортсмены начали рассказывать о происходящем, отказались выходить на матч с новосибирским «Локомотивом». Сейчас деньги начали выплачивать, игроки вернулись к тренировкам, «Урал» ждет начала чемпионата России, но Никита Алексеев, отыгравший в клубе прошлый сезон, продолжает карьеру в Крыму. Там дислоцируется 45‑й отдельный гвардейский полк специального назначения.

Мы можем разговаривать только в выходные, мы можем только переписываться, мы не можем ничего спрашивать о службе. Мы делаем интервью, общаясь в соцсетях, и это один из самых интересных разговоров с волейболистом.

– Тут очень строго со звонками и вообще с телефонами…

– Понимаю. Начнем? Полтора года назад, даже меньше, вы играли в финале чемпионата России по волейболу. Сейчас служите в десанте, как так вышло?

– Так сложилась жизнь, честно, никогда не думал, что так все получится, безумно сильно люблю волейбол, благодарен всем своим тренерам, персоналу и тем людям, которые были со мной в одной команде. Просто после окончания сезона-2014, приехав в Москву, домой, взвесил все за и против и решил сделать такой шаг.

Этот сезон был очень сложным и финансово, и психологически для всех. Сейчас я не жалею, что сделал все так, как сделал. Тем более неизвестно, что могло бы случиться дальше, не дай бог травма или опять проблемы в клубе (финансовые). Но на данный момент я нахожусь в казарме, и у нас ПХД (парко-хозяйственный день, выделяемый для наведения порядка на закрепленных территориях и объектах. – Прим. ред.).

ЧАС СПУСТЯ

– Мы много писали про ситуацию в «Урале» в этом году, армия стала возможностью переключиться?

– Можно и так сказать, уже спустя 2 месяца, как я призвался, научился и стал ценить те вещи, о которых на гражданке даже и не думал. Тут много людей, и все по-своему разные, даже появился один очень хороший товарищ. А вот физическая форма везде нужна

– Именно в ВДВ специально хотели попасть или так получилось?

– Хотел в ВДВ, причем именно в 45‑й отдельный гвардейский полк специального назначения... иными словами, спецназ ВДВ.

Когда пришел в военкомат, призывная комиссия, узнав, что я хочу в ВДВ, сразу сказала идти именно в этот полк. Там нужны достаточно крепкие и большие ребята, потому что спецназ. А сам решил: если служить, то именно там, где ты многому научишься и узнаешь, что такое армия. ВДВ – это элита, и я горжусь, что попал туда.

– Где жестче нагрузки: в профессиональном спорте или в спецназе?

– До сих пор помню свою молодежную сборную во главе с Сергеем Константиновичем Шляпниковым. На тот момент было очень тяжело. В армии тоже есть режим свой, питание определенное, люди, кому ты подчиняешься, но в плане нагрузок и свободы это как небо и земля, тут все намного серьезнее.

– В «Урале» вам остались должны деньги?

– Как говорят в армии – «так точно», и, думаю, не мне одному. Но я бы не хотел про это. Сумма, по крайней мере для меня, достаточно большая.

– Могли бы продолжить в другом клубе?

– Да, было несколько нормальных предложений, так что я мог бы остаться в волейболе.

– С кем-то из команды общаетесь?

– Да, безусловно, очень часто общаюсь с новым капитаном команды Леонидом Кузнецовым, так как очень приятен этот человек. Парни пишут, интересуются Влад Ждоба, Андрей Максимов, Алексей Вербов, Алексей Самойленко и многие другие. В Уфе, помимо спортсменов, появилось очень много знакомых, и до сих пор очень часто общаемся. Очень приятно, что все пишут, не забывают. Даже вам спасибо за то, что решили взять у меня это интервью.

«НЕ ХВАТАЕТ СНА И СВОБОДЫ»

– Из серебряного сезона «Урала» самая веселая история?

– Пусть они останутся лишь у нас в памяти, просто скажу, что таких ребят, как Алексей Вербов, Алексей Спиридонов, очень мало на земле. Вербов – очень добрый, отзывчивый, справедливый и веселый парень. Спиридонов – без приключений не бывает. Максим Пантелеймоненко, Андрей Ащев, просто хочу сказать им спасибо за сезон, который у нас был. Благодаря им я понял, что такое волейбол.

– Вы завершили карьеру?

– Сейчас не могу ответить. Мы полагаем, а Бог располагает. Посмотрим.

– В армии играете?

– Пока у нас больше футбола, но есть ребята, которые хотят сыграть со мной, да и я сыграл бы, наверное. Тут есть один парень, который был на финале в Белгороде, пара человек, которые знают меня как спортсмена. По телевизору, говорят, видели, другое дело, что в армии все равны, кем ты был раньше – без разницы, главное, кто ты здесь и какой ты человек.

– Самый большой стереотип у людей по поводу армии?

– Многие боятся дедовщины, но это все не так, как говорят... Многое зависит от тебя самого, как ты поставишь себя в коллективе. Питание тут – как в лучших ресторанах Москвы, условия – как за границей. Прямо сейчас в армии служить отлично, и ничего страшного тут нет, тем более мы мужчины и должны защищать свою Родину.

– Прыгать с парашютом уже приходилось? Когда больше волновались – перед финалом в Белгороде или перед первым прыжком?

– Не могу вам ответить на этот вопрос, так как у нас об этом не говорят. Только когда я сделаю десятый прыжок, вам об этом сообщу, а так можете наблюдать мою жизнь в социальных сетях.

– Волейболист же должен быть хорош в драке со своей комплекцией, взрывными руками. Востребовано?

– Бывает такое, что некуда выплеснуть свою некую агрессию, и приходится надевать перчатки и лапы, тут нас обучают многому. Поверьте, волейболист очень хорош в спарринге! Есть кое-какие навыки уже.

– Бывает такое, будто снится, что вы дома, а просыпаетесь в казарме?

– Очень часто вспоминаю о доме, но тут только успеваешь закрыть глаза, как слышишь: «Рота, подъем!». Сложно привыкнуть к людям, не хватает сна и свободы. Но родители меня не отговаривали, полностью одобрили мой выбор.

– Хоть раз высыпались за время службы?

– Ну, мы же не спать приехали, зачем об этом.

– Если бы разрешили устроить сюда экскурсию для любого человека, кого бы пригласили?

– Думаю, бабушку с дедушкой, которых я сильно люблю и давно не видел...

Вадим ТИХОМИРОВ

Советский Спорт

www.fakelvolley.ru

сказал – хочу служить в армии. Все оторвались от дел

О том, как порвать со спортом и добровольно пойти в десантные войска, а потом вновь вернуться, – в интервью волейболиста Никиты Алексеева.

За более чем полвека в профессии подобного не встречал никогда. Уверен, вы согласитесь со мной, что это редчайший, если не единичный случай: чтобы способный парень, уже проявивший себя в большом волейболе, обладатель серебряных медалей чемпионата страны, финалист Еврокубка и чемпион Европы среди юниоров враз порвал со спортом и по собственному желанию (именно желанию, я не ошибся) ушёл служить в армию.

И не в какую-то там спортроту, а в самую что ни на есть действующую, причём в элитные десантные войска. И только отдав свой долг Родине и официально демобилизовавшись, вернулся в любимый волейбол, как говорит сам Никита Алексеев из новокуйбышевской «Новы», «другим человеком», совершившим полную переоценку всего происходившего с ним и вокруг него до службы. Самый результативный игрок мужской российской Суперлиги, игры которой возобновились после Нового года, дал эксклюзивное интервью «Чемпионату».

Незабываемый сезон в Уфе

Давай начнём все-таки не от «печки», а с момента, когда ты, коренной москвич, где родился и вырос как игрок, променял столицу страны на столицу Башкортостана. Чем привлекла Уфа?

— Я играл за вторую динамовскую команду и много тренировался с основным составом, которым в то время руководил Юрий Чередник. Но при этом прекрасно понимал, что мне вовсе не светит оказаться в Суперлиге именно в «Динамо»: там была серьёзная конкуренция. Как раз в это время познакомился с Дмитрием Резвановым, который и стал моим агентом. Для меня всё это было в диковинку: я вообще не знал, что в спорте существуют агенты и чем они занимаются. Мы стали переписываться. И по завершении сезона Дмитрий вдруг предлагает мне отправиться в Уфу, в команду Суперлиги. Согласился без раздумий — слово «Суперлига» стало этаким паролем. И где-то через неделю читаю, что там собирается уникальная компания игроков — Алексей Вербов, Алексей Спиридонов, Паша Абрамов, бразилец Леандро Виссотто. А тренером в то время в Уфе был итальянец Анджолино Фригони.

И как тебя встретили в команде?

— Надо сказать, что я всегда испытывал проблемы с лишним весом. И вот прилетаю в Уфу. Ещё не было медицинского обследования, просто тренер знакомился с каждым из игроков. При виде меня с приличной детской припухлостью в районе живота тренер опешил: «Ты кто?» Я представился: «Никита Алексеев, волейболист». Фригони: «Волейболист? В таком виде? С таким лишним весом?» Я признался, что все годы играю с лишним весом и что это мне не мешает. А на первом же предсезонном сборе, который проходил опять-таки в Уфе, мы играли в пляжный волейбол. И я оказался в паре с Лёшей Вербовым. И у меня всё получалось. Мы тогда обыграли всех. Только после этого Фригони в меня поверил. Понятно, наставлял, чтобы я следил за собой, пытался избавиться от лишних килограммов. Да я всё это и сам прекрасно понимал. Но с появлением в команде бразильца (а был ещё Андрюха Максимов на позиции диагонального, и конкуренция была серьёзная) я оказался как бы третьим диагональным или четвёртым доигровщиком. Я выходил на площадку в каждом матче, но не больше чем на два-три мяча. Игровой практики было мало. Но тот сезон был для меня незабываемым, и я часто его вспоминаю с ребятами, с которыми постоянно нахожусь в контакте.

«На вопрос, хочу ли служить в армии, ответил утвердительно» 

И все же как так получилось, что ты решил бросить всё и пойти служить в армию? Может, поспорил с кем-нибудь?

— Ни в коем случае. Мы тогда заканчивали сезон в Анапе, где играли в плей-ауте, боролись за выживание. Смогли остаться в Суперлиге. Но в последней игре я получил травму колена. Не очень серьёзную, но всё же. И всякие мысли о будущем меня тогда будоражили. К тому же такого отношения к волейболу, как сейчас, у меня никогда не было. А повестки из военкомата мне постоянно приходили по месту прописки в Москве. Мама звонила, спрашивала, что делать. Я её успокаивал, говорил, что приеду в отпуск, приду в военкомат и объясню, что у меня остаётся последний курс в вузе — я закончил МГУПИ, Московский государственный университет приборостроения и информатики, у меня диплом менеджера. Когда вернулся домой, сели всей семьёй обсуждать, как поступить. Мама всегда ратовала за волейбол. Отец — человек более строгий.

И я ему признался, что созрел до того, чтобы пойти в армию и отдать свой долг Родине. А потом продвигаться уже по военной линии – поступить в академию. В общем, домашние меня поддержали. Я прошёл медкомиссию в военкомате. И вот сижу перед последней дверью, рядом человек десять ребят, и у каждого толстенные папки с бумагами. И все какие-то тощие, маленькие, корявые — служить никто не хотел. А из кабинета, где заседала комиссия, выходят один за другим — и все такие радостные: 

«Всё, пацаны, поздравьте, откосил по болезни». Когда очередь дошла до меня, захожу, представился, а там человек шесть-семь призывников сидели, какие-то бумаги заполняли. На меня ноль внимания. Кто-то меня спросил: «В армии служить хочешь?» Отвечаю: «Да, хочу». Все сразу оторвались от своих бумажек и посмотрели на меня, как на сумасшедшего.

Меня начали расспрашивать больше не про армию, а про волейбол, когда я признался, чем занимаюсь. Потом поинтересовались, где хочу служить. Все мои предпочтения учли и помогли попасть в 45-й отдельный гвардейский полк специального назначения. В этом полку служил мой дядя, много рассказывал, да и читал я про эту воинскую часть интересные вещи. Многие мои приятели служили в армии, рассказывали всякое — большей частью зимой снег убирали, а летом траву косили. Я же хотел прочувствовать, что такое настоящая служба, чтобы избавиться от своей расхлябанности.

Могу много чего рассказать про этот год, но не имею права по разным причинам. Единственное, в чем убеждён: это был лучший год моей жизни. Вот ведь как бывает: когда был в армии, каждый день думал, когда же все это кончится, когда я отсюда уеду. А когда вернулся домой, прошла неделя — и меня потянуло обратно. И вот минуло почти два года, но не было дня, чтобы я не вспоминал проведённое на службе время. А ещё нашёл там своего лучшего друга. Мы всё время общаемся, он из станицы на Кубани, и когда мы играли в Краснодаре, приезжал на матч, поддерживал. Армейское братство – сильная вещь. 

«Рассказываю про волейбол, а у меня мурашки по коже»

И всё равно волейбол не давал покоя даже в армии, иначе бы ты не вернулся в большой спорт?

— Через какое-то время потянуло назад, в волейбол. Мы были в полях на учениях, и я сильно простудился: там море рядом — Крым всё-таки, сильные ветра. Попал в госпиталь с бронхитом. И появилась возможность воспользоваться Интернетом. Выяснил, что через два часа будут транслировать матч «Урала» — не помню уже, с кем играли. И я написал ребятам, что буду болеть за них, пожелал удачи. Сидим в палате, начался матч, включаю звук на полную громкость. А комментатор говорит, что наш матч смотрит бывший игрок команды Никита Алексеев, который сейчас служит в армии, и вся команда передаёт ему привет. А пацаны вокруг оживились: «Это тебе, тебе привет передали?» Вот я вам рассказываю про этот эпизод из жизни, а у меня мурашки по коже.

И вот после этого случая я понял, что волейбол — это моё. До этого скучал, вспоминал, но всё это было несерьёзно. А после той трансляции меня словно подменили. Когда чуть позже связался со своим агентом, услышал в ответ: «Я знал, что ты вернёшься». Думал про Высшую лигу «А», а приглашение получил от «Факела». Я был благодарен, что меня приняли в Новом Уренгое, хотя, по правде, находился тогда не в лучшей форме. Там тоже была игровая практика, но не такая, как сейчас в «Нове». Пришлось и в диагонали стоять, и в доигровке. А потом вновь оказался в Уфе — у ряда ребят были серьёзные травмы, и меня позвали помочь своей бывшей команде. Я согласился, потому что именно в этом клубе оставил частичку себя. Мы по очереди с Сашей Кимеровым играли. И ближе к концу сезона почувствовал, что вернулся в волейбол по-настоящему. Но наступило лето — и появилась «Нова».

«На уроки Шляпникова сегодня смотрю по-другому» 

И ты нисколько не пожалел?

— Напротив, очень рад этому: закрепился в составе, почувствовал себя нужным человеком, к тому же руководство мне доверяет. У меня были летом и другие предложения, правда, не столь привлекательные. Но я предпочёл Новокуйбышевск, потому что понимал, что могу быть в этой команде первым номером на своей позиции.

Да и с весом, судя по твоему виду сегодня, уже нет больших проблем.

— Пришло понимание ответственности за результат, нужно было оправдывать доверие, не имел права подвести ребят. А вообще я не жалею даже о том, что не раз совершал глупые, порой, необдуманные поступки. Потому что все они стали для меня хорошей жизненной школой, как и армия. Просто надо делать правильные выводы после каждого случая.

Верю, что ты впредь не сделаешь ничего подобного тому, что произошло однажды в молодёжной сборной у Сергея Шляпникова.

— Разумеется. Это было мальчишество. Сергей Константинович — тренер очень строгий, требовательный, для которого дисциплина на первом месте. По молодости лет мы ещё многого не понимали, огрызались, если нам что-то не нравилось. Это сейчас я повзрослел и многое переосмыслил. А раньше мог поспорить с тренером, ослушаться даже. Меня наказывали — и кроссы приходилось бегать, и домой отправляли. Самый последний раз — это было перед молодёжным чемпионатом мира в Бразилии. Случилось это буквально на второй день по прибытии, в процессе акклиматизации. Нас предупредили, чтобы мы очень осторожно относились к еде: другая страна, своеобразное питание, не дай бог кто-то отравится. Разрешили есть овощи и фрукты, более ничего. А я парень здоровый, кушать-то хочется.

В гостиничном номере нашли ресторанное меню и вместе с соседом – не стану называть его фамилию, пусть всё, что случилось, останется на его совести — заказали что-то типа гамбургеров. Не прошло и нескольких минут, как доктор команды про это узнал, и Сергей Константинович собрал команду. Мы решили признаться. Всё равно бы вычислили, из какого номера поступил заказ. Промолчать было бы ещё хуже. Когда нас построили и тренер спросил, кто это сделал, я вышел вперёд один – мой сосед по комнате остался на месте. Ну и меня отправили домой. А ребята выиграли тогда золотые медали. На всю жизнь тот гамбургер запомнится — тренер преподал мне, мальчишке, замечательный урок.

Сегодня ты лидер чемпионата России по результативности. Долгое время шёл вторым за Виктором Полетаевым. Но стоило диагональному «Кузбасса» пропустить матч, ты вышел на первое место. Но дело даже не в набранных очках — ты своей игрой доказываешь, что можешь оказаться в числе кандидатов в сборную страны.

— У нас в армии так говорили: «Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом». Известная поговорка. Так что мечта оказаться в главной команде России наверняка есть у каждого волейболиста, который играет в Суперлиге. И я не исключение. Важно не просто сыграть за сборную, а ещё и выиграть с ней большое соревнование.

Чего мне и хотелось тебе пожелать.

— Спасибо большое.

kuzbass-volley.ru

«В этом году почувствовал, что могу играть в сборной»

Подробности
Категория: Интервью
Опубликовано: 30 ноября 2016
Просмотров: 1270

Сегодня казанский «Зенит» в матче 11-го тура чемпионата России на своей площадке примет «Нову», лидером которой в этом сезоне стал Никита Алексеев. 24-летний диагональный «Новы» – второй по результативности игрок текущего турнира. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказалоб уникальной победе над «Белогорьем», отказе польской «Скре» и уверенностив том, что готов играть в сборной России.

«В «НОВЕ» ВСЕ В ОГНЕ. УЖЕ ПРИСТЁГИВАЕМСЯ, СКОРО ВЗЛЕТИМ»

– Никита, довольны тем, как складывается сезон для вас лично и для «Новы»?

– Больше да, чем нет. Это мой первый год, когда я закрепилсяв основном составе. Летом очень много занимался, готовился к этому.У меня были варианты с другими клубами, куда можно было пойти в качестве второго диагонального, но я решил, что пора начинать играть. Рад, что получается, что мне предоставляют такую возможность.

– Болельщики удивились, когда вы после «Урала» и «Факела» перешли в такую команду.

– Какую «такую»?

– Менее амбициозную.

– Хорошая команда. Тут и руководство хорошее, и тренерский штаб. Все в огне.Не какв Уфе, конечно, но уже пристёгиваемся, скоро взлетим. Звёзд, легионеров и топовых игроков нет, берём командными действиями.

– Так почему вы выбрали «Нову»?

– Я выбирал тот клуб, где я буду играть в составе.Это был главный критерий.

– Когда в первом туре обыграли «Белогорье», это стало сенсацией.

– Это первый случай в истории «Новы», впервые за девять лет Новокуйбышевск обыграл «Белогорье». Это была наша первая игра после сборов. Мы же хорошо провели первый этап Кубка России. В Нижневартовске всех обыграли, в том числе и «Зенит». В матчес Белгородоммы были голодными, очень старались. После него поняли, что можем, что будем бороться со всеми. Потом была провальная игра с Сургутом, после которой было много разговоров. Но скороу нас пойдёт игра, будем стабильнее.

– В том матче против Белгорода вы атаковали больше 50-ти раз. Это ваш личный рекорд?

– Я просил, кричал связующему, чтобы дал мне мяч. Очень хотел играть. И до сих пор прошу. Я же диагональный, моя основная работа – забивать.

– Правильно понимаю, что такую статистику вы не ведёте?

– У меня никогда такого не было, чтобы я десять туров подряд выходил в стартовом составе. О чём тут говорить? Я жеко всему стал по-другому относиться. Даже в быту.

– Расскажите.

– Когда я былв Уфе, элементарно мог себе позволить за деньдо игры поехать, что-нибудь покушать вкусненькое, а сейчас – не могу. Потому что знаю, что завтра играем с условным Белгородом, и мне надо будет выходить в составе. Ответственность другая.

– После той победы над «Белогорьем» вам премию специальную не выписали?

– Нет. К намна игры часто приходят из министерства спорта, из правительства региона, но в раздевалку никто не заходит. Поздравляют через тренера.

«СУРГУТ ЖЕ ПОКАЗАЛ, КАК МОЖНО ИГРАТЬ С «ЗЕНИТОМ»

– У «Новы» была ещё одна знаковая победа – над «Кузбассом», который замахивается на медали. После неё задачи на сезонне пересматривали?

– Нет.

– А какая задача?

– Занять место не ниже восьмого. Думаете, что это нереально?

– Как минимум, тяжело.

– Нам задачу огласили задолго до победы над «Кузбассом», ещё на сборах.В плей-офф сколько команд выходит, десять? Всё равно, девятое место – уже невыполнение задачи. Кстати, у Кемерова крутая команда. Мне кажется, это их первый год, когда собрался такой сильный состав. Взять связку Полетаев – Панков, которые давно сыграны. Думаю, что «Кузбасс» приехал в Новокуйбышевскс таким же настроем, как мы в Краснодар.

– Расслабленными?

– Наверное. Конечно, в суперлиге нет команд, которых все должны обыгрывать. Мы должны обыгрывать команды высшей лиги «А», а здесь любая может обыграть любую.

– Даже «Зенит»?

– А что «Зенит»? Сургут же показал, как можно играть с «Зенитом».

– За счёт чего можно сыграть на одном уровне с «Зенитом»?

– Сложно мне сказать. Сургут подачу держал стабильную. Например, мой друг Александр Волков очень качественный уровень подачи и блока показал. А еслимы ещё добавим в эмоциональности, то будет ещё лучше. Там топовые игроки, нас это должно завести. Конечно, может это они не показали своей лучшей игры, но я думаю, что с «Зенитом» можно бороться.

– «Нова» играет с эмоциями?

– Считаю, что мы достаточно эмоциональная команда. Мы молодые, амбициозные, все в огне.

«ДЛЯ МЕНЯ ЭТОТ ГОД – РЕШАЮЩИЙ»

– Не думаете, что такой шаг – переход в не самый звёздный клуб – нужно было предпринимать раньше?

– Возможно, да. Просто раньше предложений таких не было. Звали на роль второго диагонального и меняна тот момент всё устраивало. Но я для себя осознал, что нет плохих команд, есть желание играть.

– У вас был год в Уфе, когда вы игралисо звёздами российского волейбола – Абрамовым, Вербовым, Спиридоновым, Казаковым. Такой опыт оказался полезным?

– Это был легендарный год. До сих пор вспоминаем, когда встречаемся с ребятами.Этот год был одним из лучшихв карьере, и, думаю, что не тольков моей.

– Кто-то рассказывал, как вы плясали лезгинку в автобусе.

– Это было в Польше,мы выиграли очень сложный матч в Быдгоще, победили в «золотом сете» и ехали ночью на автобусев Варшаву.Весело было.

– После нынешнего сезона ждёте предложений от топ-клубов?

– Не знаю, откуда будут предложения. Для меня этот год – решающий в карьере. Впервые я много играю, много забиваю, пытаюсь что-то доказать. Что будет дальше – только богу известно. Я буду делать всё возможное чтобы расти.

«ЧУВСТВУЮ, ЧТО МОГУ ИГРАТЬ В СБОРНОЙ»

– Матч с «Зенитом» не рассматриваете, как шанс показать себя будущему тренеру сборной?

– А уже известно, кто будет?

– Кем бы он ни был, игры «Зенита» будущий тренер точно смотрит.

– Против такой команды все горят, все хотят показать себя, отыграть на максимуме.Но бывают такие моменты, когда люди перегорают. Физическое состояние хорошее, ты хочешь,но тебя рвёт изнутри. К «Зениту» надо подойти спокойно, как к очередной игре чемпионата. Не надо думать, что это «Зенит» и чтона тебя будет смотреть будущий тренер сборной. Тогда будет всё получаться.

– Но амбиции попасть в сборнуюу вас есть?

– Желание есть. Это цель любого профессионального спортсмена. Я ничегоне загадываю,но буду делать всё, чтобы это осуществилось.

– Считаете, что готовы к тому, чтобы играть за национальную команду?

– Уверенность есть, конечно. В этом году я впервые чувствую, что могу играть в сборной, что могу конкурировать. И хочется доказать, что ты лучший.

С Вербовым вы играли вместе, а теперьон одиниз тренеров суперклуба.

– Вербову желаю только успехов в тренерской работе. Уверен, что у него отлично получится.

– Слышал, что у вас были предложения из необычных стран. Это правда? Куцмус вон поиграл в Ливане, Ильиных в Катаре.

– Мне как-то писал в фейсбукекакой-то тренер из Ирана.Я сразу вспомнил историю с Куцмусом, даже не стал ему отвечать. А недавно написал агент, поляк. Предлагал варианты в Польше,чуть ли не в «Скре». Я сначалане хотел отвечать, но он стал писать, что приедет в Новокуйбышевск, будет изучать мою игру.

– И что вы, отказались?

– Я отношусь к этому…Как сказать-то. Ну, не верю я. Не моё это. Я лучше здесь буду играть, в России.

– Это патриотизм такой?

– Конечно. Я люблю Россию, я пою гимн всегда. И хорошо, что пока я здесь.Но и зарекатьсяне буду, посмотрим.

«В СПОРТЕ НЕ ХВАТАЕТ БРАТСКОГО ПЛЕЧА РЯДОМ, КАК В АРМИИ»

– Полтора года прошло после армии. Довольны тем, как вернулись к гражданской жизни?

– После армии я попалв хороший клуб, у меня была возможность проявить себя в «Факеле», но не получилось.Моя игровая практика тормознулась. Потом попал в Уфу, где мне дали возможность играть больше. Я доволен тем, что сейчас много играю, это точно.

– По армии скучаете?

– Да, каждый день вспоминаю. Когда недавно играли в Краснодаре, меня встретил мой лучший друг армейский. Саша Олейник, прозвище – Борзый. Даже офицеры его так называли, потому что он никому спуску не давал.Он не только армейский, вообще, по жизни самый близкий человек. Вроде всего год вместе провели, но столько плохого вместе прошли…

– Что значит плохого?

– В смысле, где только ни были, что только не пережили вместе. Мы с шести утра до десяти вечера были бок о бок, когда у насне было денег, мы соскребали копейки, чтобы купить бутылку лимонада, это дорогого стоит. Или когдамы фляжкус водойна сутки растягивали.

– У вас-то какое прозвище было в армии?

– Большой. Мы с ним два брата – Большой и Борзый.

– Чего в спортене хватаетиз армейской жизни?

– Плеча братского рядом. Конечно, у меня есть близкие люди – Андрей Куцмус, Александр Волков, Леонид Кузнецов, Александр Кимеров. Нас связала Уфа и мы дружим.До сих пор есть группа в ватсапе,мы общаемся каждый день, обсуждаем новости, у кого что происходит в жизни.Но всё равно, эта дружба – на расстоянии, а в армиимы каждый день были друг с другомс утрадо вечера.

– Будь вы тренером, что из армиипривнесли быв волейбол?

– Дисциплина и режим есть и там,и там. Может быть, какие-то физические упражнения. Например, «лыжники» и «прыжки десантника». О них мало кто знает, но они очень укрепляют коленные суставы.

– Рукопашному бою волейболистов обучать не стоит?

– Да у наси так все бойцы. У Волкова есть бойцовский клуб, он нам подарил фирменные костюмы. Ходим, рекламируем.

– Провести мастер-классв своём клубе офицера спецназа Волков не звал?

– Я младший сержант, какой я офицер?!Он приглашает нас всех, но мы находимся далеко. Суть нев этом. Важно, что мы дружим. Вообще, я очень благодарен «Уралу», что он мне дал таких людей, как Волков, Кузнецов и Куцмус.

СПРАВКА «БИЗНЕС Online»
НИКИТА АЛЕКСЕЕВ
Родился 15 июля1992 года
Амплуа: диагональный
Рост: 205 см
Карьера: «Динамо» (Москва) – 2010 — 2012; «Урал» (Уфа) – 2012 — 2014, 2015/16; «Факел» (Новый Уренгой) – 2015/16; «Нова» (Новокуйбышевск) – с 2016 года.
Достижения в клубах: серебряный призёр чемпионата России (2013), финалист Кубка Вызова (2013).
Достижения в сборных:чемпион Европы среди молодёжи (2010).
Сыграл 68 матчейв суперлиге, набрал 484 очка.
С 2014 по2015 год служил в армии (спецназ).

Бизнес Online

www.belogorievolley.ru

сказал – хочу служить в армии. Все оторвались от дел

09.01.2017

О том, как порвать со спортом и добровольно пойти в десантные войска, а потом вновь вернуться, – в интервью волейболиста Никиты Алексеева.

За более чем полвека в профессии подобного не встречал никогда. Уверен, вы согласитесь со мной, что это редчайший, если не единичный случай: чтобы способный парень, уже проявивший себя в большом волейболе, обладатель серебряных медалей чемпионата страны, финалист Еврокубка и чемпион Европы среди юниоров враз порвал со спортом и по собственному желанию (именно желанию, я не ошибся) ушёл служить в армию.

И не в какую-то там спортроту, а в самую что ни на есть действующую, причём в элитные десантные войска. И только отдав свой долг Родине и официально демобилизовавшись, вернулся в любимый волейбол, как говорит сам Никита Алексеев из новокуйбышевской «Новы», «другим человеком», совершившим полную переоценку всего происходившего с ним и вокруг него до службы. Самый результативный игрок мужской российской Суперлиги, игры которой возобновились после Нового года, дал эксклюзивное интервью «Чемпионату».

Незабываемый сезон в Уфе

— Давай начнём все-таки не от «печки», а с момента, когда ты, коренной москвич, где родился и вырос как игрок, променял столицу страны на столицу Башкортостана. Чем привлекла Уфа?

— Я играл за вторую динамовскую команду и много тренировался с основным составом, которым в то время руководил Юрий Чередник. Но при этом прекрасно понимал, что мне вовсе не светит оказаться в Суперлиге именно в «Динамо»: там была серьёзная конкуренция. Как раз в это время познакомился с Дмитрием Резвановым, который и стал моим агентом. Для меня всё это было в диковинку: я вообще не знал, что в спорте существуют агенты и чем они занимаются. Мы стали переписываться. И по завершении сезона Дмитрий вдруг предлагает мне отправиться в Уфу, в команду Суперлиги. Согласился без раздумий — слово «Суперлига» стало этаким паролем. И где-то через неделю читаю, что там собирается уникальная компания игроков — Алексей Вербов, Алексей Спиридонов, Паша Абрамов, бразилец Леандро Виссотто. А тренером в то время в Уфе был итальянец Анджолино Фригони.

Кто-то меня спросил: «В армии служить хочешь?» Отвечаю: «Да, хочу». Все сразу оторвались от своих бумажек и посмотрели на меня, как на сумасшедшего.

— И как тебя встретили в команде?

— Надо сказать, что я всегда испытывал проблемы с лишним весом. И вот прилетаю в Уфу. Ещё не было медицинского обследования, просто тренер знакомился с каждым из игроков. При виде меня с приличной детской припухлостью в районе живота тренер опешил: «Ты кто?» Я представился: «Никита Алексеев, волейболист». Фригони: «Волейболист? В таком виде? С таким лишним весом?» Я признался, что все годы играю с лишним весом и что это мне не мешает. А на первом же предсезонном сборе, который проходил опять-таки в Уфе, мы играли в пляжный волейбол. И я оказался в паре с Лёшей Вербовым. И у меня всё получалось. Мы тогда обыграли всех. Только после этого Фригони в меня поверил. Понятно, наставлял, чтобы я следил за собой, пытался избавиться от лишних килограммов. Да я всё это и сам прекрасно понимал. Но с появлением в команде бразильца (а был ещё Андрюха Максимов на позиции диагонального, и конкуренция была серьёзная) я оказался как бы третьим диагональным или четвёртым доигровщиком. Я выходил на площадку в каждом матче, но не больше чем на два-три мяча. Игровой практики было мало. Но тот сезон был для меня незабываемым, и я часто его вспоминаю с ребятами, с которыми постоянно нахожусь в контакте. «На вопрос, хочу ли судить в армии, ответил утвердительно»

— И все же как так получилось, что ты решил бросить всё и пойти служить в армию? Может, поспорил с кем-нибудь?

— Ни в коем случае. Мы тогда заканчивали сезон в Анапе, где играли в плей-ауте, боролись за выживание. Смогли остаться в Суперлиге. Но в последней игре я получил травму колена. Не очень серьёзную, но всё же. И всякие мысли о будущем меня тогда будоражили. К тому же такого отношения к волейболу, как сейчас, у меня никогда не было. А повестки из военкомата мне постоянно приходили по месту прописки в Москве. Мама звонила, спрашивала, что делать. Я её успокаивал, говорил, что приеду в отпуск, приду в военкомат и объясню, что у меня остаётся последний курс в вузе — я закончил МГУПИ, Московский государственный университет приборостроения и информатики, у меня диплом менеджера. Когда вернулся домой, сели всей семьёй обсуждать, как поступить. Мама всегда ратовала за волейбол. Отец — человек более строгий.

И я ему признался, что созрел до того, чтобы пойти в армию и отдать свой долг Родине. А потом продвигаться уже по военной линии – поступить в академию. В общем, домашние меня поддержали. Я прошёл медкомиссию в военкомате. И вот сижу перед последней дверью, рядом человек десять ребят, и у каждого толстенные папки с бумагами. И все какие-то тощие, маленькие, корявые — служить никто не хотел. А из кабинета, где заседала комиссия, выходят один за другим — и все такие радостные: «Всё, пацаны, поздравьте, откосил по болезни». Когда очередь дошла до меня, захожу, представился, а там человек шесть-семь призывников сидели, какие-то бумаги заполняли. На меня ноль внимания. Кто-то меня спросил: «В армии служить хочешь?» Отвечаю: «Да, хочу». Все сразу оторвались от своих бумажек и посмотрели на меня, как на сумасшедшего.

Меня начали расспрашивать больше не про армию, а про волейбол, когда я признался, чем занимаюсь. Потом поинтересовались, где хочу служить. Все мои предпочтения учли и помогли попасть в 45-й отдельный гвардейский полк специального назначения. В этом полку служил мой дядя, много рассказывал, да и читал я про эту воинскую часть интересные вещи. Многие мои приятели служили в армии, рассказывали всякое — большей частью зимой снег убирали, а летом траву косили. Я же хотел прочувствовать, что такое настоящая служба, чтобы избавиться от своей расхлябанности.

Могу много чего рассказать про этот год, но не имею права по разным причинам. Единственное, в чем убеждён: это был лучший год моей жизни. Вот ведь как бывает: когда был в армии, каждый день думал, когда же все это кончится, когда я отсюда уеду. А когда вернулся домой, прошла неделя — и меня потянуло обратно. И вот минуло почти два года, но не было дня, чтобы я не вспоминал проведённое на службе время. А ещё нашёл там своего лучшего друга. Мы всё время общаемся, он из станицы на Кубани, и когда мы играли в Краснодаре, приезжал на матч, поддерживал. Армейское братство – сильная вещь.

«Рассказываю про волейбол, а у меня мурашки по коже»

— И всё равно волейбол не давал покоя даже в армии, иначе бы ты не вернулся в большой спорт?

— Через какое-то время потянуло назад, в волейбол. Мы были в полях на учениях, и я сильно простудился: там море рядом — Крым всё-таки, сильные ветра. Попал в госпиталь с бронхитом. И появилась возможность воспользоваться Интернетом. Выяснил, что через два часа будут транслировать матч «Урала» — не помню уже, с кем играли. И я написал ребятам, что буду болеть за них, пожелал удачи. Сидим в палате, начался матч, включаю звук на полную громкость. А комментатор говорит, что наш матч смотрит бывший игрок команды Никита Алексеев, который сейчас служит в армии, и вся команда передаёт ему привет. А пацаны вокруг оживились: «Это тебе, тебе привет передали?» Вот я вам рассказываю про этот эпизод из жизни, а у меня мурашки по коже.

И вот после этого случая я понял, что волейбол — это моё. До этого скучал, вспоминал, но всё это было несерьёзно. А после той трансляции меня словно подменили. Когда чуть позже связался со своим агентом, услышал в ответ: «Я знал, что ты вернёшься». Думал про Высшую лигу «А», а приглашение получил от «Факела». Я был благодарен, что меня приняли в Новом Уренгое, хотя, по правде, находился тогда не в лучшей форме. Там тоже была игровая практика, но не такая, как сейчас в «Нове». Пришлось и в диагонали стоять, и в доигровке. А потом вновь оказался в Уфе — у ряда ребят были серьёзные травмы, и меня позвали помочь своей бывшей команде. Я согласился, потому что именно в этом клубе оставил частичку себя. Мы по очереди с Сашей Кимеровым играли. И ближе к концу сезона почувствовал, что вернулся в волейбол по-настоящему. Но наступило лето — и появилась «Нова».

«На уроки Шляпникова сегодня смотрю по-другому»

— И ты нисколько не пожалел?

— Напротив, очень рад этому: закрепился в составе, почувствовал себя нужным человеком, к тому же руководство мне доверяет. У меня были летом и другие предложения, правда, не столь привлекательные. Но я предпочёл Новокуйбышевск, потому что понимал, что могу быть в этой команде первым номером на своей позиции.

— Да и с весом, судя по твоему виду сегодня, уже нет больших проблем.

— Пришло понимание ответственности за результат, нужно было оправдывать доверие, не имел права подвести ребят. А вообще я не жалею даже о том, что не раз совершал глупые, порой, необдуманные поступки. Потому что все они стали для меня хорошей жизненной школой, как и армия. Просто надо делать правильные выводы после каждого случая.

— Верю, что ты впредь не сделаешь ничего подобного тому, что произошло однажды в молодёжной сборной у Сергея Шляпникова.

— Разумеется. Это было мальчишество. Сергей Константинович — тренер очень строгий, требовательный, для которого дисциплина на первом месте. По молодости лет мы ещё многого не понимали, огрызались, если нам что-то не нравилось. Это сейчас я повзрослел и многое переосмыслил. А раньше мог поспорить с тренером, ослушаться даже. Меня наказывали — и кроссы приходилось бегать, и домой отправляли. Самый последний раз — это было перед молодёжным чемпионатом мира в Бразилии. Случилось это буквально на второй день по прибытии, в процессе акклиматизации. Нас предупредили, чтобы мы очень осторожно относились к еде: другая страна, своеобразное питание, не дай бог кто-то отравится. Разрешили есть овощи и фрукты, более ничего. А я парень здоровый, кушать-то хочется.

В гостиничном номере нашли ресторанное меню и вместе с соседом – не стану называть его фамилию, пусть всё, что случилось, останется на его совести — заказали что-то типа гамбургеров. Не прошло и нескольких минут, как доктор команды про это узнал, и Сергей Константинович собрал команду. Мы решили признаться. Всё равно бы вычислили, из какого номера поступил заказ. Промолчать было бы ещё хуже. Когда нас построили и тренер спросил, кто это сделал, я вышел вперёд один – мой сосед по комнате остался на месте. Ну и меня отправили домой. А ребята выиграли тогда золотые медали. На всю жизнь тот гамбургер запомнится — тренер преподал мне, мальчишке, замечательный урок.

— Сегодня ты лидер чемпионата России по результативности. Долгое время шёл вторым за Виктором Полетаевым. Но стоило диагональному «Кузбасса» пропустить матч, ты вышел на первое место. Но дело даже не в набранных очках — ты своей игрой доказываешь, что можешь оказаться в числе кандидатов в сборную страны.

— У нас в армии так говорили: «Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом». Известная поговорка. Так что мечта оказаться в главной команде России наверняка есть у каждого волейболиста, который играет в Суперлиге. И я не исключение. Важно не просто сыграть за сборную, а ещё и выиграть с ней большое соревнование.

— Чего мне и хотелось тебе пожелать.

— Спасибо большое.

Беседовал Лев РОССОШИК

Чемпионат.com

www.fakelvolley.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *