Фехтование на длинном мече

В период расцвет длинного меча, как основного вида клинкового холодного
оружия, в Европе существовали две большие «школы фехтования» — итальянская и немецкая, которые
оставили нам письменные источники информации с описанием различных приёмов и техник.

«Итальянская школа» фехтования длинным мечом была представлена
двумя дошедшими до нас манускриптами — «Flos Duellatorum» (1409 год) за авторством
Фиори де Либериа, и «De Arte Gladiatora Dimicandi» (1482 — 1487 гг.), вышедшая из под пера
Филиппо Вадиса.






Иллюстрации из книги Де Либериа

Самый существенный вклад в развитие фехтования длинным мечом внесли
именно немецкие мастера. Дело в том, что с XV века в Германии начинают бурно развиваться
свободные города. Города и их граждане создавали всё большую конкуренцию для знати
и были вынуждены часто отражать нападения феодалов и их разбойничьих отрядов.
Свободных граждан император наделил рядом привелегий, к которым также относилось и
ношение меча. На основании этого нового самосознания и необходимости защищать свои права,
возник невиданный до того спрос на занятие фехтованием и соответственно на преподавателей
искусства фехтования (примечательно, что почти все знаменитые фехтовальщики того времени
вышли именно из средних классов общества).

До наших дней дошли имена таких прославленных мастеров фехтования,
как Йоханесс Лихтенауэр, Ханс Тальхоффер, Ханко Дёбрингер, Зигмунд Рингекк, Юде Отт,
Паулус Калла, среди которых имя Лихтенаура и Тальхоффера стоит выделить особо, так как
именно их работы сейчас являются наиболее известными.






Приёмы фехтования длинным мечом. Тальхоффер.

Йоханнеса Лихтенаура можно по праву считать основоположником системы
фехтования длинным мечом, в том смысле, что он за свою жизнь объездил множество
европейских стран, чтобы повсюду у различных мастеров изучить искусство владения
длинным мечом (об этом мы узнаём из описания священника Ханко Дёбрингера).
Из своих знаний, накопленых за долгие годы странствий, Лихтенауэр создал систематическое
учение и сформулировал его в зашированных рифмах. Наиболее ранняя из дошедших до нас
стихов-памяток Лихтенаура была создана в 1389 году, его учеником Дёбрингером.
Это учение стало началом «немецкой школы» фехтования длинным мечом.
Традиции заложенные Лихтенауэром просуществовали более 250 лет и оказали влияние
даже на второго выдающегося немецкого мастера Ханса Тальхоффера, издавшего в
1443, 1459 и 1467 гг. свои знаменитые труды.

Хотя система Тальхоффера основана на работе Лихтенауэра, он не только
продолжил его традицию, но и развил свои собственные подходы. У Тальхоффера, наряду
с описанием различных приёмов, можно найти такие аспекты, динамика движений,
приёмы восстановления физической силы, а также учение о питании, можно сказать,
что это был первый научный труд о физической культуре.

Некоторые приёмы фехтования длинным мечом

Наглядно фехтование длинным мечом можно рассматривать как разнообразну,
но завершонную смесь ударов мечом, ударов ногами, удушающих захватов и бросков.
У Лихтенауэра мы находим 17 основных приёмов, к которым наряду с пятью рубящими ударами:

  • яростный удар;
  • садящийся удар;
  • поперечный удар;
  • косой удар;
  • удар по голове;

добавлялись четыре основные оборонительные позиции:

  • бык — высокая горизонтальная указывающая;
  • плуг — «закрытая» срединная;
  • глупец — низкая срединная;
  • крыша — высокая срединная.







Тренировочный меч

В XIV — XV вв. тренировки с длинным мечом проводились преимущественно
на деревянном оружии. Но в XVI веке, на иллюстрациях из учебника Иохима Майера, можно заметить интересный меч,
который держат во время тренировок его ученики.



Отработка приёмов с тренировочным мечом

Тренировочный меч XVI века представляет собой длинный меч с узким
тупым клинком. Для него особенно характерно сильно расширенное рикассо с выступающими
плечами (вероятно такая конструкция помогала лучше парировать удары).





Если Вам понравилась статья, то поделитесь ею с единомышленниками

Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

oruzhejnaya.ru

Фехтование на мечах

Мы уже писали о некоторых видах мечей –  пате, клэйморе, цзяне, дадао, и другом оружии Востока. Но знания одной теории мало. В любые времена, любым мечом нужно ещё и уметь пользоваться. Вот и поговорим о фехтовании на мечах. Что это за наука такая и как она появилась. 

Наверно первые шаги техника фехтования сделала одновременно с первыми шагами человечества, когда первобытный человек догадался, или это было интуитивно, подставить под удар дубинки врага свою, остановив её или отведя в сторону.

Шло время. Рос ум человека, росло и умение убивания себе подобных да желание сохраниться самому.

Древний Рим. Совершеннейшая армия и тактика на тот период. Но фехтования на мечах как такового нет. Вся техника сводится к коротким ударам из-за щита или же укола. Но есть гладиаторы – рабы, погибающие на потеху граждан Рима. Сражаясь с различными противниками и хищными зверями, гладиаторы оттачивали технику фехтования. Да, уже фехтования на мече. Ибо от этого зависело его долголетие. Вот этот опыт и техники легионеры и перенимали со временем, сталкиваясь с «варварами». Да и сами «варвары» были хорошими учителями.

«Варвары» Европы. Эпоха переселения народов перемешала племена этих земель подобно винегрету. Постоянные многовековые стычки разных племён и народов обогащали опыт пользования оружия. Но техника фехтования была простейшей (но от этого ничуть не менее эффективной) – мощные размашистые удары, главной целью которых было проломить или снести защиты врага и прорубить его доспех.

Эпоха викингов. Эпоха меча викингов, а точнее каролингского меча. Совершенствуется доспех, улучшается оружие. Ещё рано говорить о высоком фехтовании мечом, но первые шаги техника фехтования в современном понимании делала именно в это время. Непоседливость скандинавских и славянских народов, толкающая их в путешествия на край света, приводила их и в Византию, и в Азию. А там своя техника фехтования, свои традиции и приёмы. Хочешь выжить – осваивай, учи и учись. До недавнего времени даже учёными считали каролингский меч чисто рубящим клинком. Но сей меч и в колющих ударах неслаб. Да, в основной массе у меча-каролинга остриё скруглённое. Но! Тычковый удар в кольчугу подобным остриём ужасен. Не будет глубокой раны, но кольчугу и даже чешуйчатый панцирь клинок «пройдёт», а контузия и внутреннее кровоизлияние уж точно обеспечены. К тому же, некоторые доспехи, а именно мягкую броню, такой мысок пробивает лучше заострённого.  Но уколы применяются ещё очень редко, основная техника – рубка. И рубка мощная, с хорошим темпом и неодноразово. Серия, просто град ударов. И пусть первый, и даже четвёртый, удар не поверг врага – они не бесполезны – твой враг отступает, он сбился с темпа, пошатнулся. Его шлем промят, а то и вовсе сбит, щит прорублен, отбит в сторону, сам враг устал, он контужен и даже слегка ранен…И такой шанс воин того времени не упускал.

Викинги —  умелые, проверенные во множестве схваток воины, способные биться в одиночку, плотным строем и небольшой группой не различали владение всяким оружием, а иной раз и кулаками, обобщая это умение одним словом – idrott. А меч был, всего лишь, одним из.

Средние века. Эпоха рыцарства, эпоха благородного меча. Техники фехтования мечом практически не изменились. Чуть чаще в схватке применяют перекрестие меча, навершие. С изменением клинка (появляются чисто колющие, протыкающие пластины доспеха мечи) применяются хваты второй рукой за клинок для усиления и точности уколов. Но основная техника всё та же – мощные сметающие удары. Вот только солдаты ополчения, не имеющие достойного доспеха, вынуждены были либо уворачиваться, либо совершенствовать технику фехтования на мечах. И был ещё один «путь меча». Горожане, мастеровые средневековых городов, имеющие право на ношение оружия, так же обучались и совершенствовали техники фехтования. Отсутствие доспеха вынуждало совершенствовать защиту клинком и подвижность, маневр. Ежели победителя в рыцарском поединке часто определяли качество доспеха и физическая подготовка воина, то итог поединка между горожанами вытекал из мастерства противников. Да и противниками сей категории меченосцев частенько были люди разбойные, не гнушающиеся грязных приёмов. История ВСЕХ старинных фехтовальных школ восходит к средним классам той Истории. В отличие от рыцарей, упражняющихся с себе подобными и в одной системе фехтования, горожане перенимали приёмы где только возможно – от борцов и стариков – ветеранов до цирковых артистов, исполняющих трюки и танцы с мечами. Всю историю средних веков рождаются фехтовальные школы, в которых любой желающий, при достаточной отваге и состоятельности, мог приобрести знания в искусстве умерщвления себе подобных. Многие из них объединялись в корпорации или гильдии. И самой знаменитой из них  была корпорация  «Община святого Марка». Противостояние и конкуренция между гильдиями привели лишь к росту требований мастерства учителей фехтования. Появляются первые трактаты по фехтованию. Самым известным, дошедшим до наших дней, является кодекс Ханса Талхоффера. Сей фехтбух повлиял на множество школ, как современных, так и последующих годов.

В эти года на поле боя властвует длинный меч. В технике фехтования, помимо классических рубящих ударов и уколов, немало ударов дужками перекрестия, навершием, используются подрезы коленных сгибов. Вот что о средневековом фехтовании говорил большой специалист по мечам Хериберт Зайтц: «Всё, что сулило успех, применялось без всякого исключения…. С этой точки зрения, искусство фехтованя было без правил – жестоким и примитивным». Вполне естественно, что техника фехтования на мечах служила победе в поединке любым способом. Фехтовальщик Ханс Сакс (1494 – 1576) рассказывал «…перерубание ног, укол в пах или лицо, перерубание руки и отрубание пальцев. Если наказанием за проигрыш было тяжкое увечье или смерть, то само собой, будешь выигрывать любой ценой».

В средние века одновременно существовало два различных стиля фехтования на мечах – итальянский и немецкий, а точнее – германский. Именно немецкими мастерами меча было написано большинство книг по фехтованию. XV век. В Германии расцветает население свободных городов, становясь большой проблемой для рыцарства. А посему горожане поневоле осваивали искусство порубания брата своего во Христе, дабы уберечь добро своё с жизнью своей. Благо императором дадена привилегия ношения меча. Ношение меча было не только весомым средством демонстрации более высокого статуса, но и заявкой на личное уважение, а при случае и способом это самое уважение и потребовать. Всё это послужило возросшим спросом на учителей фехтования. Именно поэтому в Германии средневековья искусство меча переживает новый расцвет. И лишь тридцатилетняя война, разорившая германские земли, привела к упадку искусство фехтования.

К этому времени шпага постепенно оттесняет меч. Новые техники фехтования новым оружием приходят из Италии и Испании. И лишь много спустя в законодатели фехтования выходит Франция.

Итальянский стиль боя многообразный мощный, в нём используют ВСЕ возможности обеих рук и всего тела, шпаги вместе с дагой или фехтовальным щитом. В каком-то смысле итальянская техника совсем не признаёт защиту «клинок на клинок». Нет, защита необходима. НО — встречай своим клинком не клинок врага, а его кисть, запястье. А ещё лучше – глаза. Больше тычковая техника итальянского стиля фехтования была весьма эффективна в бою. Но Европа признала её именно как «поединочной» техникой, дуэльной. А этих дуэлей случалось предостаточно.

Несколько ранее появившаяся техника боя шпагой (в то время она называлась немецкой) ставила на секущие удары. Такая техника была весьма хороша при ситуациях «один против многих». А самый молодой, французский стиль требовал решение всех задач боя ОДНИМ клинком и маневрируя телом. «Дритто скуалембратто» — косой в правую ключицу и, как продолжение атаки, резкий выпад дагой под мышку. Длинный клинок мешает короткому, стало быть, дага должна быть ниже шпаги, пропуская её вперёд на треть движения».

Но самые именитые мастера фехтовальных школ осваивали и технику боя двуручным мечом, пикой и алебардой. И не потому, что шпагу почитали за «городской», дуэльный клинок, нет — каждому бою – своё оружие. К примеру, Жерар Тибо д’Анвер ставил на перемещения. Сложнейшие  движения по окружности с сокращением дистанции по радиусу и хорде. Сам Тибо был мастером испанской техники фехтования, но, создав новую традицию, которая развила староиспанскую школу, продвинул французский стиль. Но до XVI века как таковых фехтовальных школ во Франции не было. Первые французские школы открывали итальянцы. Например, Сильви — преподававший при Карле IX и прославившийся обучением герцога Анжуйского, ставшим королём Генрихом III. В начале века наставниками в фехтовальном искусстве обычно были немецкие наёмники, служащие французским королям. И наверняка среди них встречались и члены «Братства Святого Марка». О великий и кровавый XVI век! Когда дуэли были запрещены, Францию захлестнул помешательство на поединки чести. Это век, обошедшийся стране в 40 000 смертей, 40 000 дворян погибших в поединках. Это век, когда достоинство и красота дамы оценивались количеством поединков, а значит и смертей, за неё.

Интересно то, что в Испании – родине системы фехтования, отошли от практической техники боя. Когда во Франции, да и в остальной Европе, поняли – чем проще, тем совершеннее, испанцы сделали из фехтования тайную науку. Где помимо самого практического фехтования требовались познания в геометрии, философии и натурфилософии, где главными были аристотелевские принципы, а итогом – вывод, что совершенное изучение теории непременно приведёт к победе, невзирая на физические недостатки. Странно, что с такими искусственными правилами фехтования в XVI и XVII веках испанцы славились как опасные дуэлянты. Несомненно, что долгие занятия фехтованием, пусть и не совсем совершенными техниками, даёт свои результаты.

Где-то в 1560 – 1570 годы во Франции зарождается собственный стиль фехтования. Отличающийся от итальянского. В 1635 году Жан Батиста ле Перш дю Кудрэ (ученик известного Патера) публикует трактат «Занятие фехтованием или обращение с рапирой с наконечником».  Когда к Франции была присоединён Страсбург, была «офранцужена» величайшая фехтовальная школа «Братьев святого Марка». И  естественно французы полностью использовали опыт и мастеров этой академии. Изучая опыт различных школ и стилей, «очищая» технику фехтования, французский стиль завладел всей Европой. Многолетние опыт и преемственность мастеров сослужили только на благо технике фехтования. Это был постоянный непрерывный прогресс. Где совершенствование искусства умертвления шло путём отказа от несовершенных приёмов. Мастера старались достичь победы точностью, а не многообразием или суетой. И эти принципы поддерживаются и поныне. Кристаллом этого опыта стала книга морского офицера ле сьера Жирара, выпущенная в 1730 году. Этот фолиант сопоставляет французскую школу с итальянской, испанской и немецкой. Написанная офицером, а не теоретиком, книга полна  реального фехтования и описывает технику шпаги против другого оружия – палаша, пики. Эта работа совмещает приёмы для случайных уличных стычек с всевозможным отребьем и отточенные «благородные» приёмы дуэли. Шпага считалась именно французским оружием, а посему и фехтование шпагой в любых землях преподавалось французскими мастерами.

Весь XVIII век мастера клинка совершенствовали технику фехтования шпагой. Все введённые усовершенствования в фехтовании перекладывались и на другое оружие. Таким образом и родилось современное фехтование – точное, простое, но эффективное, без лишних финтов и движений.  Были написаны многочисленные труды по фехтованию, в которых часто рассматриваются не только шпажные техники.

Но даже эти труды не были последними в описании фехтовальных техниках. Как пример – Эджертон Кастл. Живший на рубеже XIX – XX веков считается родителем «исторического фехтования». Будучи специалистом по средневековому оружию и старинным трактатам, он пришёл к фехтованию через свои увлечения. Капитан Альфред Хаттон (1839 – 1910) служил в драгунском полку. Но помимо обязательных занятий шпажного фехтования и «служебного» освоения сабли с юношества осваивал у ветеранов технику шотландского палаша. Изучаемая им техника считалась преемницей мечевого стиля, но в «пороховой» XIX век уже была совершенно устаревшей.  И виной всему  век Просвещения, считающий клиночное мастерство пережитком дремучего Средневековья. Но. Наполеоновские войны вынудили вспомнить о фехтовальной технике. Создав группу из единомышленников, в которую вошли многие офицеры, практикующие боевые техники – полковник Сирил Мэттью, а особо капитан Ричард Френсис Бартон, Хаттон возродил технику фехтования. В его школе практиковали фехтование одноручным мечом с баклером, двуручником и шпагой. О школе Хаттона можно говорить как о прямой преемственнице техники Средневековья, так и о попытке реконструкции. Но реконструкцией занимались мастера боевого фехтования, наследники рыцарских традиций. Следуя правилу старых мастеров – учить не фехтовать, но сражаться – Хаттон создал несколько военно-прикладных методик, наложив технику меча на штыковой бой, применение полицейской дубинки. Чтобы не отдалятся от современности, были отобраны такое близкое времени оружие как армейская сабля, кинжал и обязательный штык. Многие наработки Хаттона были значимы в годы Первой Мировой войны. Более того – некоторые техники стали основой, фундаментом рукопашному бою рождающимся частям СпецНаза.

Сегодня фехтование на мечах переживает второе рождение. По всему миру распространяются клубы исторической реконструкции. Какие-то из них пытаются возродить технику фехтования на основе национальных рукопашных школ, какие-то – по старинным фехтовальным фолиантам.
 







Чёрная пятница в ножевых магазинах


Вчера стартовала народная буржуинская забава под названием «Чёрная пятница». 

В этот день многие продаваны делают мегаскидки на свои товары, чтобы мы …


Комментариев (0)





haralug.ru

Разоблачаем ! Миф о бое на мечах

Известный британский мастер фехтования и постановщик поединков Ричард Райан

Как вы думаете, что не так в этом поединке ? Да и в общем то почти во всех художественных сценах боя на мечах есть одно очень грубое допущение, по сравнению с реальным боем. Погодите, но что может быть не так с боем на мечах? Ведь, в конце концов, существует не так уж много способов ударить острой железякой другого человека. Взгляните, например, на эту боевую сцену из фильма «Царство Господне»:

 

При защите рубящим мечом часто сильно непонятен аспект применения оружия. Крайне важно понимать, что защиты (противодействие, блокирующее атаки) средневековым мечом или любым заточенным рубящим клинком выполняются не гранью клинка, а плоскостью («mit der flech»). Однако поразительно, как часто эта основная истина фехтования нарушается или игнорируется. Многие  продолжают наивно верить, что лезвием рубящего меча можно легко блокировать удар, или что этому следует отдавать предпочтение.

Если у меча острое сильно закаленное лезвие, или тупое и более мягкое, парирование лезвие-в-лезвие быстро приведет его в негодность (что видно во многих фильмах и видеозаписях поединков). Такое действие ускоряет поломку меча. Например: даже без заточки лезвия лучшие реплики рапир сегодня немедленно начнут получать множество мелких и заметных выбоин на своих «лезвиях», полученных от контакта клинок в клинок во время простых упражнений. Это еще больше относится к более широким мечам с лезвиями, предназначенными для рубки. Фактически, принятие сильного удара на закаленную грань настоящего меча может вызвать его поломку (это редко случается сегодня с более мягкими цементированными репликами, используемыми для театрального боя, напротив, их более толстые мягкие грани можно неоднократно бить и заново обтачивать).

У рубящих клинков грани могут быть довольно твердыми, но они очень тонкие, в конце концов. Они слишком острые для того, чтобы их умышлено помещали на пути удара. Лезвия рубящих клинков должны оставаться острыми и не иметь зарубок или щербин. Как можно эффективно рубить мятым, зазубренным и жеваным лезвием? Хотя защита может быть выполнена рубящим лезвием, когда нет другого выхода, такое действие не является подходящим в обычной ситуации. Оружие этого типа не предназначено для применения таким образом, его не следует стремиться умышленно использовать для блоков лезвием.

Все еще можно услышать сегодня такие бредовые мнения, как: блок гранью меча «сильнее», т.к. меч «рубит» поперек клинка (!). Такие комментарии отражают полное отсутствие основных знаний о природе острой стали. Гибкость рубящего меча заключается в упругой деформации клинка от одной стороны к другой, и хорошие мечи специально разработаны с таким расчетом. Очевидно, что они не могут изогнуться правильно, если удар идет поперек лезвия.

Как руководитель АRMA и эксперт по мечам, Хэнк Рейнхардт многократно обращает внимание:
Если это было не так, как тогда мы объясняем явное и хорошо документированное отсутствие существенного повреждения на большом количестве исторических мечей, дошедших для нас? Они, конечно не все отполированы.

То, что такое оружие могло сохраниться многие годы и даже поколения ясно говорит кое-что и о манере, в которой это оружие использовалось, чтобы избежать повреждения лезвия.

Рейнхардт также добавляет:
Если вы еще не можете понять, почему для блокирования используется плоскость меча, то просто возьмите два больших, острых охотничьих ножа и ударьте их лезвиями друг о друга со всей силы. Тогда вы быстро поймете, что к чему.

Конечно, когда ваша жизнь под угрозой, чтобы избежать смерти вы действительно будете блокировать любым возможным способом. Но помните, что, прием клинком сильного удара может всегда закончиться его поломкой. Вы никогда не знаете, может ли ваш меч выдержать каждый блокируемый удар. Кроме того, прием клинком шлепков и ударов при парировании может позволить противнику применить любое количество приемов, направленных на соединение и подготовку ловушек для клинка, а также отбить ваш клинок в сторону и подойти вплотную.

Здесь, вероятно, надо точно определить, что понимается под «лезвием» меча. Лезвие (грань) образуется пересечением плоских сторон, которые имеют все мечи. Но оно также может определять и заточенную, рубящую часть клинка, т.е. «собственно лезвие». Все мечи имеют «грани», но не все грани острые или даже в состоянии быть таковыми. Клинок с толстым поперечным сечением и большим заострением не могут иметь хорошо заточенного лезвия, как и не смогут рубить глубоко. Существует много примеров таких клинков от средневековых эстоков до рапир и почти всех малых мечей. Вдобавок, грани мечей могут иметь разную степень заточки. Лезвие катаны не означает то же самое, что у спадона, а лезвие фальшиона не идентично сабельному.

Сегодня люди часто хотят думать, что они могут парировать лезвием, либо потому, что они видят это по телевизору, либо потому, что они не представляют себе, как это сделать иначе. Основная часть проблемы непонимания того, как парировать, вызвана театральным фехтованием и сценическим боем. Многим покажется удивительным, что почти невозможно найти пример театрального фехтования или сценического боя, где клинки не сталкиваются грань-в-грань. Причины того, что на курсах сценического боя учат так, связано больше с безопасностью, чем с реализмом боя (правильно защищаться учить долго, и неправильные методы теперь стали доктриной).

 

Взгляните на это видео реконструкции боя времён викингов. Обратите внимание, насколько он физичен, как его участники используют щиты и как их мечи ни разу не соприкасаются:

 

 

Фактически, в каждом примере боя на мечах в фильмах, по телевидению и даже в живых шоу бойцы блокируют непосредственно лезвиями. Это неверно и по сути своей ошибочно (несмотря на решающее, фундаментальное непонимание, подобно этому, мы часто склонны принять теорию сценического боя как, своего рода, проявление настоящего «боевого знания» со стороны исполнителей).

Уважаемый итальянский производитель мечей Фульвио Дел Тин недавно сказал по этому поводу:
…Неправильно бить мечами грань в грань … лучше отклонить меч противника. Те люди, которые исполняют бой неправильно… используют мечи в полную силу лезвие в лезвие… Я хочу, чтобы в будущем многие люди учились тому, как биться правильно, вместо того, чтобы подражать голливудским героям.

Итак, для тех, кто не схватил интуитивных или технических аспектов того, как и почему следует парировать плоскостью заточенного меча, вместо того, чтобы подставлять грань, остается только вопрос того, откуда мы знаем, что это так. Есть ли в каких-нибудь исторических боевых руководствах детальное описание того, как парировать? Фактически, по большей части ответа нет (коли на то пошло, они даже не учат, как рубить). Защиты редко определялись в точных терминах. Их описывали больше как базовые защитные действия, чем как положение меча, и идея заключалась скорее в движении уклонения и контрударе, чем в блоке. Существует даже некоторый недостаток любых примеров прямых блоков мечом в работах средневековых художников.
Не вдаваясь в технические аспекты фехтования, достаточно сказать, что попытка уйти от удара предпочтительнее попытки парировать его. Идея в том, что действеннее и эффективнее контратаковать, чем парировать и бить снова (это описано в руководствах). Существует много путей отведения ударов контрударом, вместо препятствия ему жестким блоком. Нет реальных инструкций по парированию даже среди множества средневековых боевых руководств, возможно, исключая скандинавские саги. Это может быть очень хорошо, потому что всякий раз, когда возможен блок плоскостью, подобно рубке лезвием, это считалось такой очевидной и естественной функцией меча, что об этом не надо было говорить.

В скандинавской «Саге о Кормаке», Кормак отбивает меч Берси «Хвитинг», используя лезвие меча «Скофнунга», который он позаимствовал у своего друга Скегги. Он отламывает конец у берсивского Хвитинга своим блоком, но при этом появляется глубокая зарубка на Скофнунге, и это огорчает его, т.к. это был меч Скегги и Скегги будет «очень сильно раздосадован». Вдобавок, иллюстрации в немецком манускрипте 13 века, посвященном мечу и баклеру (Tower Manuscript «I.33″) довольно ясно показывает использование плоскости в нескольких отклоняющих и шлепающих защитах. Фактически, в любом средневековом и ренессансном руководстве по мечу очень понятно именно то, что «защита», кажется, должна быть отклоняющим действием, а не прямым блоком, как в печально известных многих театральных боях.

Это также согласуется с тем, как учат блокировать катаной в традиционном японском фехтовании (где, чтобы сохранить остроту переднего лезвия используется более толстая спинка оружия — как и в случае других клинков с одним лезвием). В кендзюцу прямому блокированию также предпочитаю отведение ударов и движения уклонения.
Это сходно с методами, описанными в средневековых европейских руководствах и подкрепленными практикой современной реконструкции (но, конечно, не придуманными условиями спортивного фехтования или сценического боя). Несмотря на многие различия, как основные, так и второстепенные, физические принципы , лежащие в основе японского и дорапирного европейского фехтования, в сущности одинаковы.
В самом деле, подробные иллюстрации боевых поз и готовых стоек во многих средневековых немецких и итальянских изображают клинок, подготовленных для блокирования плоскостью, а не лезвием. Но путаница обычно возникает с теми действиями, в которых используется лезвие против лезвия, чтобы войти в соединение, надавить или поймать в ловушку после сближения. Но не замечают, что против сильных ударов существует много защит, которые могут быть выполнены правильно только при использовании плоскости клинка. Плюс к тому, самый легкий переход от эффективной защиты к сильному удару достигается только заслоном от удара плоскостью меча.

Не существует ни специального «поворота запястьем», вовлекаемого, чтобы использовать плоскость острого меча в парирующих ударах, ни происходит «колебания» или изгиба меча при защите таким образом. Существует также несколько способов отклонения и сбивания атак, вместо прямого блока. Даже рубящий удар одновременно с наносимым ударом противника — жизнеспособный прием (и опять, он является обычным в кендзюцу).

В западном фехтовании это было только с горизонтальным или «в линию» парирующим движением рапиры и позднее малым мечом (также как и некоторыми рубяще-колющими мечами), чтобы блок был введен — который спортивные фехтовальщики иногда называют «истинной защитой». Применение более быстрого и легкого оружия допускает немедленный контрукол, сделало эту возможность и необходимость. Даже тогда, с рапирой «уход» был предпочтительным средством защиты.

 

 

В более раннем фехтовании использование прямых «блоков» против ударов избегали как неэффективных, и современная практика подтверждает это. Вы сталкиваете два острых клинка вместе лезвие в лезвие, и они немедленно (и часто сильно) щербятся. Во французском тексте 1460 г. «Турнирная книга короля Рене», притупленные мечи используемые для турнира, описываются со следующим комментарием:
…поперечина должен быть такой короткой, чтобы она могла только блокировать любой удар, который случайно опустится или соскользнет вниз по лезвию к пальцам
. Если лезвие или гарда намеренно использовались для прямого блока, то, конечно, не могло быть сказано «случайно».

Недостаток внимания к прямому парированию заметен в немецких «боевых книгах» и итальянских руководствах по длинному мечу. Они также отсутствуют среди ренессансных мастеров, отстаивающих рубяще-колющий метод, таких как Джордж Силвер и Джозеф Светнам, как и в 1639 Паллас Армата и работах различных немецких мастеров.

Но, в некоторой степени, что смутило последователей исторического фехтования, так это использование защит ранними ренессансными мастерами Мароццо и Агриппой. Их трактаты полны мест, где они пишут о необходимости парировать этот или тот удар либо «правильным» (передним) лезвием, либо «ложным» (задним). Они часто точно определяют, какое лезвие использовать почти каждый раз при упоминании, какая защита должна быть сделана. Не может быть никаких сомнений, что они дрались и что они учили парировать лезвиями. Но, в отличие от жестких направленных ударов, уколы можно легко парировать лезвием, когда надо только проскользнуть и отклониться. Неудивительно тогда, что Агриппа и Бологнезские мастера Манциолино и Мароццо не упоминают в своих текстах парирования сильных рубящих атак — либо с более тяжелым мечом, либо против него (также интересно отметить, что Мароццо, как и более поздний мастер Ловино, оба коротко обсуждают использование двуручных мечей).
Но не может быть сомнений, что эти фехтовальщики не использовали средневековый рубящий меч, или настоящую рапиру без лезвий, но обучали применению сужающихся рубяще-колющих клинков. Делая акцент на использовании уколов над ударами в своем методе, они могли действительно слабо беспокоиться о всяких повреждениях, наносимых их клинкам парированием грань в грань. Вдобавок, по той же самой причине они не могли чрезмерно заниматься собственно выравниванием лезвия, необходимым для того, чтобы рубить после защиты (это трудно, когда парируешь лезвием вместо плоскости). Также очень похоже и вполне возможно, что отведение колющей атаки и последующий ответ своим уколом является тем, что приводит к их рапироподобному методу парирования лезвием. Однако, мы не можем игнорировать то, что они также придают огромное значение защите уходом.

Мароццо, Агриппа и другие ренессансные мастера защиты сражались преимущественно в городских условиях против противника, имевшего слабый или никакого доспеха. Они учили главным образом бою для дуэлей, а не для войны, и дуэли были часто непродолжительными. Так что мечи могли выдержать несколько выбоин и зарубок. Имея в виду, что в гражданских уличных драках, засадах и подзаборных стычках их эпохи, им не надо было наносить рубящие, раскалывающие удары по доспеху, чтобы рубить глубоко плоть и кости. Их удары должны были только покалечить настолько, чтобы либо заставить противника раскрыться для смертельного укола, либо удержать на расстоянии. Явная угроза жалящего, рвущего металлического лезвия, направленного на вас, может если не отклонить или отбить ваше оружие в сторону, то заставить подумать дважды об атаке. Даже на поле боя Эпохи Возрождения, удары более легкими клинками были направлены в суставы, прочь от стальных грудных пластин, а уколы были вполне полезны.
Другой главный источник непонимания относительно защиты острым клинком исходит из наложения спортивного фехтования на историческое. Неправильное представление о защите рубящим клинком является почти всегда результатом того, что шпажная/рапирная (или даже рапира/малый меч) теория неудачно применяется к рубящим мечам. В современном фехтовании их псевдооружием без граней можно блокировать любую и все возможные атаки, используя почти любую часть клинка. Хотя этот метод хорошо работает для спортивных форм, он совершенно ошибочен в применении к настоящим мечам с более плоскими, широкими рубящими клинками.

Думать в терминах слабого колющего клинка, выполняя сильные рубящие и встречные действия — неподходящая перспектива. Тогда как более легкие, быстрые клинки, сражающиеся острием, могут легко делать одиночные отклоняющие или останавливающие блоки с последующими немедленными контруколами, рубящие, ломающие клинки этого не могут. Вместо этого, должен быть сделан либо уход, контрудар (с применением отклоняющего контакта или без), либо применен прямой блок с последующей отдельной атакой. Это рассчитанный контрудар, который почти всегда предпочтителен.
Инструкторы спортивного и классического фехтования, обучающие на шпагах и имеющие небольшой опыт в более ранних военных мечах желают иногда доказать, что более широкими рубящими клинками (которые совершенно вне их компетенции) следует постоянно ставить блок лезвием. Глупо равнять методы парирования спортивными шпагами, рапирами и саблями (или даже историческими малыми мечами и рапирами) с парированием острыми рубящими мечами.

Также заслуживает внимания то, что хотя в основных защитных движениях, используемых в современном спортивном сабельном фехтовании, существует некоторое внешнее сходство с острыми средневековыми и ренессансными мечами, это не одно и тоже. Спортивные сабли также очень легкие и тонкие, их легкие хлещущие удары наносятся только запястьем. Оружие и метод, которые они пытаются воспроизводить, имеют только внешнее сходство с историческим применением средневековых и ренессансных рубящих мечей.

Исторически, многие боевые сабли имели довольно толстые лезвия и были зачастую не очень острыми. Они не были разработаны для противодействия доспеху и применялись больше для рубки и даже просто для «удара». Поэтому намного меньше уделялось внимания тому, использовалось или нет лезвие для защиты. Сходные вещи заметны в стилях фехтования китайского кунг фу и юга Тихого океана, которые редко или совсем не практикуют тест-рубку в своих тренировках. «В настоящее время некоторые практикующие ошибочно полагают, что использование лезвия так или иначе выравнивает запястье для лучшей остановки удара с более мощным сопротивлением. Все же, в действительности имеет место противоположность. Прямой блок лезвием лишает вас возможности правильно расположить клинок, что необходимо как для должной защиты, так и для ответного удара. Это также уменьшает лучший шанс сделать более эффективный ответный удар в любое открытие, созданное атакой противника. Даже известный авторитет по мечам Ewart Oakeshott, хотя он позднее изменил свое мнение, пал жертвой этой ошибки, создавая свою короткую работу «Рыцарь и его оружие» в 1960 г. (современные переиздания, однако, еще содержат ошибку).
Используя плоскость, на самом деле, лучше выровнять запястье и лезвие меча для более быстрого и спокойного ответного удара без потери времени и момента на поворот руки. Только таким образом блокирующее движение может быть превращено в более эффективный контрудар. Однако, в других действиях, таких как отклонение, соединение или удар по клинку противника, можно бить в плоскость как плоскостью, так и гранью. Опять же, это лучше всего понять после обширной практики в парировании репликами мечей и тест-рубки острыми клинками.

Проведя значительное количество времени, рубя острыми рубяще-колющими мечами, несомненно можно понять, что заточенный клинок должен оставаться настолько острым, насколько это возможно, чтобы быть эффективным в рубке.

Хотя, в отличие от более широких, тяжелых рубящих клинков, ренессансный рубяще-колющий меч обладает достаточной возможностью для парирования как уколов, так и ударов (других тонких клинков) с помощью либо лезвия, либо плоскость — хотя результатом будет значительное повреждение. Помните, что большинство одноручных мечей использовались вместе со щитом. Это был щит, применявшийся для защиты и блокирования, оставляя таким образом оружие свободным для предпочтительной и специализированной ударной работы. Это также справедливо для тех одноручных мечей, которые использовались с баклером или кинжалом. В случае двуручных мечей, роль защиты главным образом отводилась уходу, увертыванию и отклонению с противоходом.

Причина может быть связана с отсутствием выраженных граней на многих формах современного спарингового оружия (т.е. круглых палок, бамбуковых синаев, мягких «бофферов» и т.п.), что также может влиять на привычку парирования у некоторых бойцов. В результате становится непривычным использовать плоскость вместо грани.

Также важно обратить внимание на то, что приемы парирования, хорошо работающие в бою на палках или со смягченным оружием, не вполне эвивалентны тем, что применяются с тонкой полосой острого металла (т.е. настоящими мечами). Эти различия могут быть в полной мере оценены в практике защиты с незаточенными репликами мечей. Удары металла о металл могут перепрыгивать или отклоняться в сторону, самостоятельно меняя направление до момента полной остановки. Различия распространяются даже на использование затупленных театральных мечей. Большинство сценических или театральных мечей также слишком толстые и тяжелые, что делает их вполне способными выдержать неправильное блокирование лезвием. Конечно, это оружие никогда не предназначалось для рубки, не говоря уже о применении настоящими бойцами. Вдобавок, из-за большого числа дешевых имитаций, доступные мечи будут часто иметь слабый шатающийся клинок, чем смутят новичков, которые не смогут понять, каким образом надежно парировать с помощью плоскости.

В отличие от ошибочного блокирования лезвием, парирование плоскостью наоборот позволяет оставаться клинку неповрежденным, а упругость стали и форма клинка обеспечивают гибкость клинка под ударом. Помните, что в бою рубящими мечами вы пытаетесь не снова и снова бить со всей силы по мечу противника, а скорее рубить его плоть и кость. При защите вы не помещаете свой меч поперек его удара, как будто это щит, а пытаетесь отклонить удары, вынуждая удар отскочить или изменить направление движения, или даже отбить прочь своим собственным ударом. Этому не учат в театральном сценическом бою и редко, если вообще когда-нибудь показывают в живых хореографических постановках.

В сущности, чем дальше вы от рубки, тем меньше вы понимаете о защите и бое с заточенным оружием. Хуже всего — основывать понимание защиты на рафинированных приемах современного спорта, или на впечатляющих, преувеличенных искусственных движениях, предназначенных для развлечения зрителей. Наконец, что учит правильным приемам защиты с рубящим клинком — так это тренировка с правильными репликами, и практика контактных спаррингов с соответствующей экипировкой.

 

 

Комментарии о личном уровне:
Я провел годы, используя спектр исторически точных средневековых и ранне-ренессансных мечей как превосходного, так и не очень хорошего качества. Я видел множество клинков с выщербленными и изрубленными лезвиями, бьющимися друг о друга, но у меня никогда не возникало трудности с правильным парированием плоскостью или с предотвращением ненужного повреждения лезвия. Причина? Потому что, используя затупленные клинки для полуконтактного спарринга с защитной экипировкой и проводя тест-рубки с острыми мечами, вы учитесь тому, как их надо держать, чтобы сражаться эффективно. Эти два жизненно важные элементы фехтования («тупая» практика и «острая» рубка) полностью отсутствуют в тренировке тех, кто верит, что лезвие рубящего меча используется для блока. В отличие от клинчей сценического боя, настоящее фехтование не пытается поразить оружие противника, оно пытается поразить его самого.
К сожалению, существует активная группа инструкторов спортивного фехтования, балующихся хореографией, которые продолжают ложные и ошибочные суждения о парировании лезвием рубящих клинков. Они распространяют свои мнения в Интернете, хотя они имеют слабый или никакой интерес к «военному оружию», находящемуся целиком за границами их узкой специализации. Их теории о средневековом и раннеренессансном бое не проистекают из длительных исследований исторических руководств, не основаны на серьезной тренировке, контактных спаррингах с заостренными репликами мечей и тест-рубке острыми клинками. Вместо этого они получены из их понимания того, что может быть сделано спортивной шпагой, рапирой и толстыми затупленными сценическими мечами. Вместе с привычками спортивного фехтования, это объясняет, насколько ложно они интерпретирую вещи, которые должны быть полностью вопросом явного здравого смысла.
Очевидно, неуместность теории театрализованного боя формирует основание для того, во что они верят. Они основываются на том, что они думают, будто знают о парировании на своеобразных склонностях сценического боя … который, помним (и это высоко важно), в действительности не предполагает касания противника или разрубания чего-либо, но скорее ненужных, чрезмерных и бессмысленных театральных столкновений клинков. Любому, кто значительное время держит реальное оружие или выполняет реалистичные тренировки, их взгляды показывают глубокое пренебрежение как природой стали как таковой, так и острых рубящих лезвий.

Как человека, которого инструктировал ведущий национальный эксперт по мечам, а также как потративший почти два десятилетия, тренировки, спарринги и тест-рубки со всеми видами реплик мечей, меня тошнит от их дезинформированных мнений, выдвигаемым с пустым «авторитетом». Таким личностям, как Хэнк Рейнхардт и я, которые проводят свое время в изучении, исследовании и практике исторических мечей, такие точки зрения на рубящие клинки — глупость. С одной стороны вы хотите смеяться над ними. Действительно ли они тупы, можем удивиться мы? Они что, так сильно поглощены самомнением? Но с другой стороны, действительно очень печально, что они продолжают увековечивать этот распространенный и полностью необоснованный миф о парировании лезвием рубящего меча.
Те, кто рассматривают парирование рубящими мечами в терминах спортивных рапир и шпаг, или малых мечей — введены в заблуждение. Дальше больше, обращение к шпажным методам за поддержкой защит лезвием рубящих мечей — смешно. Для рубящего клинка просто нет каких-либо исторических доказательств парирования лезвием. Ясны и неоспоримые факты — что случается с гранями, когда удар не может быть пропущен. Важно понять, что в то время как сталь твердая и прочная, мечи и их лезвия не являются неразрушимими.

Также, совпадающую ссылку мы имеем в японском фехтовании, где не использование лезвия для блока не может быть никаким образом проигнорировано или отвергнуто как «стилистическое». Все же находятся те, кто продолжает отвергать все эти вещи, в результате чего они выглядят идиотами.

В заключение, настоящий вопрос здесь не в том, могут или нет средневековые и раннеренессансные мечи правильно защитить своими плоскостями (конечно, да). Вопрос в том, почему люди так пылко цепляются за очевидную дезинформацию и миф. Когда приходится парировать рубящими мечами, если один практически не тренировался с точными репликами, не практиковался в реальности против опытных противников, то он не может знать, о чем он говорит.

Джон Клементс (ARMA)

 

Напомню вам что из себя представляет Японский меч.  А так же как вы помните были такие: Берсерки — неистовый спецназ викингов

Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия — http://infoglaz.ru/?p=25844

masterok.livejournal.com

Об историческом фехтовании — Уголок задумчивости

Одно время, после просмотра псевдоисторических фильмов вроде «Трои», «300», «Викингов», «Властелина колец» и «Игры престолов» задавался вопросом — а какого это, участвовать в реальном сражении? Похожи ли киношные бои на настоящие? Как проверить? В детстве «фехтовал» на палках с приятелями, но всегда недолго — быстро отбивали себе пальцы и переключались на что-то менее травматичное. Но с мечами и топорами, понятное дело, все как-то по-хитрее, есть своя специфика, другие ставки. Меня, как любителя контактных видов спортов, больше интересовала прежде всего механика движений, а не подлинность внешнего вида.

Залез на ютуб наводить справки. Оказалось, что взрослые задроты энтузиасты заниматься чем-то подобным и называется это историческими европейскими боевыми искусствами или HEMA (Historical European Martial Arts). Ребята успешно преодолели травмоопасность защитой на руках, ногах, голове и туловке, использованием незаточенного оружия и пластиковых реплик сходного веса. В отличие от всякого рода косплеев и реконструкций, акцент тут ставится не на историческую точность атрибутики, а на функциональность, то есть как раз то, что нужно. Хемавцы, впрочем, ни сколько гнушаются разбором средневековых текстов и руководств и проверкой их на практике.

Выглядит HЕМА примерно так:

Погуглил клубы исторического фехтования в Женеве. Их оказалось немало, в общем, решил вспомнить детство в клубе «Серебряный меч». У меня была теория, что навыки бокса помогут мне быстро подхватить нужную технику. Сходил, пофехтовал, повеселился. Записался аж на три месяца по одному разу в неделю. В клубе ходили в основном подростки, но было и несколько здоровых толкинистов и три тренера. Пробовал фехтование на двуручных мечах, одноручных мечах в комбинации с щитом, рапиру, палаш, саблю, кинжал, дубинку, посох. В местные защитные куртки не влезал, и мне определили мотоциклетную куртку, которую я одевал задом на перед. У клуба был неплохой арсенал и после занятий я оставался и с удовольствием махал минут пятнадцать палашами, алебардами, фламбергами и фальконами, пробовал различные приемы.

Мои наблюдения и выводы:

1) Холодное оружие неплохо компенсирует недостаток физической силы. Здоровый дядечка вполне может биться с девушкой и ему не будет скучно. Как и в боксе, тут гораздо важнее техника, реакция, скорость, выносливость.

2) Фехтование — это на семьдесят процентов бокс. Есть присловутая поговорка «Меч — это продолжение руки». Следуя этой логике — фехтование — это бокс с очень длинными руками. Колющие удары — это почти полные аналоги джебов и прямых ударов рукой, рубящие — это хуки и апперкоты. Мне особенно хорошо давались работа с одноручным оружием — пары меч-щит и меч-кинжал (парные мечи были бы вообще идеальны), механика движений почти в точности боксерская. Вообще, никакого жесткого разделения боевых стилей не существует, основа — работа ног, дистанция, реакция — везде очень сходна. Так же нет четкого отличия техник владения разными видами оружия, навыки меча или копья неплохо конвертируются друг в друга.

3) Шпаги, рапиры — это не оружие слабых и ловких. Очень распространенное заблуждение, берущее свои корни из настольных ролевых игр. По весу рапира такая же, как меч. Более того, мне тяжелее работать с рапирами, потому что баланс у них смещен к рукояти, что усложняет боковые смещения — нужно работать по прямой линии, а-ля Кличко. Мой стиль ведения боя больше подходит для рубящего оружия, с закручиванием и ухода с прямой линии атаки.

4) По сравнению с НЕМА, реальный исторический бой намного грязнее и физически затратнее. В спаррингах неоднократно ловил себя на мысли, что в таких или иные моменты пинок, захват руки, сбив на землю, удары щитом решили бы исход боя. Ничего подобного, я конечно, не делал из спортивных соображений (кроме, разве что, отработок). В такой работе атлетизм снова приобретает смысл. В целом, нужно отметить, что у ХЕМАвцев низкий уровень физической подготовки, до контактников — еще пилить и пилить.

5) Двуручный меч — это не оружие силачей. Еще один миф ролевых игр. С двуручным оружием помогает механика рычагов, что очень сильно отличает его от одноручного. Телесная мощь может помочь при быстрой переброске меча в одну руку, для последующей одноручной работы, но это довольно экзотический прием. Двуручное оружие мне давалось сложнее чем парное, так как тут другая координация рук по сравнению с боксом.

6) Большие габариты — это не недостаток. Бытует мнение, что чем крупнее человек, тем легче по нему попасть. Оказалось, что нет, парирование ударов сводит на нет этот момент. В фехтовании вообще лучше не рассчитывать на уклоны и увертывания, меч позволяет легко менять траекторию во время удара, поэтому лучше блокировать атаки, больше контроля.

7) Решить бой одним быстрым смертельным ударом довольно трудно. Есть отдельное направление в киношных боях, где герой выиграет одним бодрым взмахом меча. На практике эта хрень обычно не работает. То есть, попасть по противнику легко, если ты — камикадзе и не задаешься целью выжить в бою. В этом случае мы имеем два трупика с обоюдными смертельными ранениями. В доспехах все еще многократно усложняется из-за несмертельности многих попаданий, ведь даже кожаный гамбезон останавливает клинок.

8) Самое уязвимое место — это не туловище и голова, а руки, потому что они ближе всего находятся к противнику. Девяносто процентов ударов приходится на кисти и предплечья.

9) Древковое оружие круче мечей. Копья, алебарды, бердыши — гораздо опаснее меча из-за длинной дистанции атаки. Исторически меч был скорей запасным оружием и оружием самообороны. Средненький копейщик может уделать мастера-мечника. В замкнутых пространствах, понятно, все меняется, приоритет переходит к короткому оружию, мечам и кинжалам.

Боксерский бэкграунд действительно помог. Обнаружил, что даже без знаниях техник могу вести бой на равных с опытными фехтовальщиками. Незнание приемов компенсируется скоростью, реакцией, чувством дистанции, высоким темпом, работой на ногах, агрессией, выносливостью. Кроме того, мог на ходу подхватить «продвинутые» техники — например, длинные комбинационные атаки и контратаки, смещения, смену углов и стоек. Одинаковая способность работать обоими руками тоже вывозила, мог например, позволить себе баловство перемены кинжала и меча местами прямо по среди боя. Против сильных противников выбрал тактику шквальных, темповых атак, полностью подавляющих способность применения сложных приемов против меня и «выцеливания».

В итоге оставил клуб, когда понял, что особых вызовов в НЕМА мне не предвидится, тут недостаточный уровень конкуренции, мало реальных спортсменов (эх, собрать бы сюда хардкорных ударников и борцов, зарубы бы классные были). Но сама тема очень интересная и занятная, хорошо подходит для казуалов. Теперь примерно знаю, что делать в пьяной драке с профессурой с применением бит, ножей и бутылок. Так же по другому воспринимаешь киношные сражения, лучше понимаешь, что происходит.

Вот пример очень плохого фехтования — сцена боя из Звездных войн «Призрачная угроза»:

А вот поединок в фильме «Крадущийся тигр, затаившийся дракон» — шедевр, тут работают настоящие профи:

v-a-l-e-k.livejournal.com

Меч и его история. Фехтование мечом.

Меч это длинное колюще-режущее холодное оружие, состоящее из металлического клинка и рукояти

Появление первых бронзовых мечей относится к началу второго тысячелетия до нашей эры. Тогда появилась возможность изготавливать клинки большего размера, чем у кинжалов. Железные мечи появились около тысяча трехсотого года до нашей эры перед знаменитой троянской войной. Затем история меча начала развиваться еще более интересно. На всех континентах в разных странах появились свои традиционные мечи. А разнообразие форм и видов этого оружия, и сейчас поражает воображение современного человека.

Видов холодного клинкового оружия, с помощью которых воины сражались в древние времена, было великое множество: сабли, шпаги, палаши. Каждая эпоха, дарила искусству войны свои средства для победы. Однако именно меч стал особым оружием. Меч считался душой воина. Мечи могут быть самыми разными по форме и весу, но в основе работы мечем, лежит удар.

Удары мечем, могут быть рубящими, подрезающими и колющими. Есть еще, так называемые удары по ломаной траектории. Это очень необычные удары, которые тяжело блокировать.

Разнообразие форм и видов меча, породило самые разные школы фехтования этим оружием. Мечем, рубились, держа его в одной руке. Это была одна техника. Большими длинными мечами фехтовали уже по-другому, используя так называемый двуручный хват. Кроме того еще одним дополнительным подразделом между школами фехтования на мечах, был географический. Восток и запад. Существенное культурное различие этих сторон света, отразилось и на применении меча в бою.


Так уж сложилось, что благодаря кинематографу, верхом мастерства фехтования на мечах, считается работа с японским мечом катаной. Однако это, мягко говоря, преувеличение. Конечно и в Европе и в России в частности, уровень фехтования на мечах был очень высоким. Взять хотя бы один из приемов европейского фехтования, на который уходит одна секунда. Вначале наносится подрезающий удар по ноге, потом обратный удар через щит по голове и завершающий удар вниз рассекающий. На все может уйти одна секунда.

Конечно, меч в древности был главным оружием воина. Именно мечем, добывали себе победу в сражениях все великие полководцы. Но был и еще один предмет вооружения древнего воина, который был прочно связан с фехтованием на мечах. Это щит – основное защитное средство на поле боя и еще один символ воинской доблести во времена царствования меча. Недаром в древнем мире в ходу была известная фраза: со щитом или на щите. Что означало, либо победить, либо погибнуть.

Робота с мечом в европейской традиции неразрывна была связана с владением щитом. На щит не только принимали удары, щитом атаковали. Удар наносился либо всей плоскостью, либо кромкой щита.

Существовал любопытный прием, который открывал противника. Удар мечом по щиту. Зацеп щитом, который открывает противника. И наносится удар колющий или рубящий.

Кстати говоря, и в Европе и в России искусство владения мечом и щитом, неразрывно было связано с приемами рукопашного боя. В частности удары ногами, которые считаются признаком восточных единоборств, существовали и в  Европе. Боец мог ударить по щиту или по противнику, и ударить ногой в щит, оттолкнув врага.

Итак, меч, в результате всей истории своего существования, стал символом войны и атрибутом военных действий, даже тогда, когда его время, как оружия кончилось. «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет», эти слова известны каждому, кто хоть не много знаком  с военной историей. Меч, обладает какими-то мистическими свойствами. И с этим трудно спорить. Недаром воины во все времена, практически обожествлять свой меч. Может быть поэтому, практически у любого, кто взял в руки это оружие, возникает ни с чем несравнимое ощущение причастности, к воинскому сословию.


Похожие статьи:

История пневматического оружия

Все о ручных пулеметах войны

Шашка как наиболее опасное оружие в поединке

Древние ракетные установки — катапульта

sekach.ru

Немного про историческое фехтование. | мастер Боя

Доброго времени дня, Бойцы! В наше время, наравне с искусством ножевого боя, начинает приобретать популярность и иной вид подобного искусства: потяжелее, по-зрелищнее, по-матёрее, покрупнее и поинтереснее, известное, как «Историческое фехтование».

К холодному оружию у человека интерес был всегда, да и понятно, почему. Оружие в разы увеличивает поражающую мощь человека, если сравнивать с обучением безоружному бою. В древнем мире без оружия человек не совсем полноценный человек, примерно как в наше время, если у него нет паспорта.



[ad#1]

Досконально неизвестно, откуда такая мощная тяга к куску закаленного металла, но доподлинно известно, что на его основе было создано не только бесчисленное множество систем боя, легших впоследствии практически во все безоружные системы, но и то, что на его основе было создано великое множество весьма любопытных психофизических техник: весьма эффективных и действующих помимо сознания и имеющих как чисто медицинское предназначение, так и боевое, например, для развития боевой энергетики.

Историческое фехтование — это очень интересный, практически полноконтактный вид спорта, жаль только что уверенно владеть мечом умеет далеко не каждый и от того выходит такой фокус, что выходит какой-нибудь особо увлечённый этим делом гражданин при полном параде: в кольчуге, шлеме, с щитом, с мечом, а чувство такое, что это просто ряженый. Обратите внимание на это дело! Многие любят смотреть различные исторические и фентезийные фильмы с огромным количеством батальных сцен, например, та же «Игра престолов»: самый мощный фэнтези-сериал на сегодня! Обратите внимание на актеров: ведь абсолютно нет такого чувства и воспринимаешь их именно как рыцарей. Они не ряженные и оружие держат ПРИВЫЧНО, чего не скажешь о наших согражданах.

Конечно, тут многие в ответку могут завопить, что это же актеры, но так, извини-подвинься, а нашим что мешает? Пусть выбирают любимый исторический или иной персонаж, вживаются по-полной в образ и вперед! Заодно и искусство перевоплощения поймут, а значит, и расширят свою приспособляемость к жизни.

Растущий интерес к этому виду спорта в принципе понятен и без расшифровки, особенно, если вы внимательно слушали уроки истории и обратили внимание на тот факт, что раньше очень многие битвы продолжались по нескольку дней кряду. Вот и попробуй, помаши мечом при полной рыцарской выкладке. Это же под тридцать пять кило железа!!! Короче говоря, не знаю, как там у других, а меня давно сложился образ о наших предках, как о ходячих представителях некой первобытной физической мощи!

И с этим реально трудно поспорить, ведь мировая история буквально пестрит примерами не дюжей силы и сверхчеловеческой выносливости (по сравнению с современным человеком, разумеется). Вон, Ричард Львиное Сердце на копье мог в воздух за раз двоих поднять. С размаху так пробивал копьем и ещё дергающихся вверх вздергивал! Да и как-бы понятно, отчего в Европе больше упор был сделан на обучение вооруженному бою, чем безоружному. Если сосед будет каждый раз качать права, прыгая с вокруг вас с клинковым оружием, то проще будет приобрести, заказать, либо же просто изготовить соответствующий, потренироваться где-нибудь, а потом выпустит кишки гаденышу, чем идти более долгой дорогой разрабатывая «с нуля» и изучая затем какие-то элементы безоружного боя. Зачем все это, если законом иметь холодное оружие никто не запрещает?

А у самих рыцарей, безоружный бой скорее был вспомогательной дисциплиной, но, несмотря на очень скупой набор ударов (кулаком, ребром ладони, иногда пальцами, и некоторые другие…), силы их частенько хватало, чтобы раскроить череп, особенно в боевой горячке, а уж зубы выбить (точнее, вбить), так это как за здрасте! И всё благодаря постоянной практике с холодным оружием! Как говорится, под горячую руку не попадайся.

Короче говоря, в наше время, одной из главных причин интереса именно к тяжёлому оружию, стало обычное человеческое любопытство и желание почувствовать себя в железной шкуре средневекового воина: пара десяток кг на себе, в одной руке меч, в другой щит, или в обеих руках по мечу и в сечу! Кстати, имение действовать именно двумя руками говорило о том, что человек прошел именно психофизическую подготовку, потому что гораздо проще назначит каждой конечности только по одной функции: например, левая защищается щитом, а вторая рубит. А вот уметь в боевой обстановке совершать каждой рукой разноплановые задачи типа защита и атака — это уровень будет уже повыше и нахрапом и без соответствующих инструкций, его ну никак не освоишь.

Современные, самые первые типа исторические поединки, носили больше, э-э-э, мнэээ, дураковалятельный характер, затем игровой и показательный. Многие, сбив охотку, на этом и остановились, другие пошли дальше, приступив к более серьёзной подготовке: историческим изысканиям, просмотров соответствующей литературы и фильмов, разработке приемов, тренажеров и тому подобным мелочам.

Соответственно, именно из-за обилия киношных сцен боя, историческое фехтование поначалу имело направленность больше «киношную», что однако, не снижает сложность освоения этого вида единоборств. Лично моё мнение в этом направлении: пусть развивается и показательный вид, почему бы и не посмотреть вживую на хорошо поставленную вооруженную схватку. Хоть это и показуха как иногда говорят и реальный мечник такого бы влет развалил от шлема до копчика, но такие граждане по улицам с мечами не ходют, а историческое фехтование не претендует на реальное и прикладная ценность его в нашей жизни ноль. Это примерно как в ситуации, когда спрашивают: «Зачем ты изучаешь иайдо ведь ты не будешь с собой меч носить». Ценность Исторического Фехтования в другом: в великолепно проработанном сухожильно-связочном аппарате, умению двигаться на скоростях, живости в мышцах и прочем… а прикладная ценность тут собственно говоря и не нужна.

Очень мощным сдерживающим фактором, мешающем распространению ИФ является сложность изготовления соответствующего снаряжения или, как альтернатива, его стоимость, но, тем не менее, историческое фехтование уже является официально признанным видом спорта, проводятся различные фестивали, на которые с каждым годом съезжается всё больше и больше людей и тут, прошу заметить, в этом виде спорта на страна серьёзно лидирует.

Большое многообразие категорий поединков и манеры ведения боя, так как вооружение тут самое разнообразное: кинжала и сабли, до боевогог топора и двуручного меча. Деление на весовые категории является весьма условным и в поединке частенько сходятся представители различных комплекций, имеющих зачастую разницу до двадцати кг. Опыт, умение и тактика здесь имеют гораздо большее значение, чем вес противников и многие поединки выигрываются именно на силе характера, заставляющего поднять с земли ставшим уже многотонным меч. Основным снаряжением является непосредственно броня: шлем, доспех, защита для рук и ног. Также, щит и сам меч, из-за чего собственно говоря, всё и началось. Всё до кучки имеет примерный вес, как и у оригинала, что более чем позволяет почувствовать себя в шкуре средневекового воина и то, какую же выносливость надо иметь чтобы вести бой, заставляя действовать мышцы во взрывной манерев в течении нескольких суток! Тут и ежу становится понятно, что всё это дело есть симбиоз физической подготовки и крепости костно-связочно-мышечного аппарата.

[ad#2]
Этот вид спорта требует особого отношения к проработке сухожильно-мышечного аппарата человека, поскольку мышцы современного человека просто незнакомы с работой в таком режиме, являющийся для них экстраординарным.

Основой любой подобной разминки являются круговые движения в основных суставах рук, как-то: плечевой, локтевой и лучезапястный и особенно лучезапястный, поскольку именно он является самым уязвимым в системе «человек-оружие». Понятно, что разминку делать практически никто не хочет, но порванные и растянутые сухожилия обычными способами восстановиться до состояния «как после травмы» практически никогда не могут, а это значит, что сустав впоследствии будет слабым. А исполняя круговые движения в различных скоростных ритмах, силой напряжения мышц, а также в различных относительно своего тела, плоскостях, риски растяжений и вывихов можно существенно снизить.

Ножницы. В каждую руку берется по деревянному мечу (это для постановки траектории, а также для подготовки рук к предстоящим нагрузкам с железным оружием) и совершаются разнообразные перекрёстные движения на различных уровнях в горизонтальной либо сагиттальной плоскости в том числе и с различной амплитудой. Скорость по мере разогрева тела моно увеличивать.

Можно использовать и металлические прутки, но в этом случае у исполнителя не будет чувства лезвия, которое помимо сознания заставляет исполнителя концентрироваться на траектории. Также можно добавить, что наличие лезвия, пусть и затупленного, формирует правильную траекторию, особо ярко подчеркивая неровности движения и его неправильность. Что это значит?

Я уже упоминал, что сила движения руки будет зависеть от того, как она будет направлена. Так, человек может реализовать силу удара рукой полнее, если движение будет происходить в плоскости ладони, а вот поперек неё сила уже гораздо ниже. Так вот, любое клинковое оружие ставит движение руки как раз в плоскости ладони, то есть, оружие автоматически формирует правильное движение и более того, учит видоизменять кисть в соответствии с изменением траектории.

Веер. Это упражнение подобно предыдущему, да собственно говоря им и является, только плоскость исполнения фронтальная. Это упражнение часто относят к другому по то причине, что тут формируется четкий мыслеобраз отбива в сторону чего-либо, что очень сильно мешает целостному освоению движения вообще, в результате чего человек изначально начинает вредит своим тренировкам, превращая пару, другую движений в приемы и развивая только их. Всё же многообразие движений он просто выкидывает за борт.

Восьмерки». С этим движением знакомы все, даже «чайники», «лузеры» и прочие, поскольку очень редкая киношная схватка на мечах не использует подобное движение. Почему используют именно его, это понятно. Восьмерка включает в себя абсолютно весь двигательный потенциал человека, из неё можно породить любое движение и исполинв его перед боем человек тут же активизирует и оживляет на уровне ощущений всю свою освоенную двигательную базу. Восьмерка является своеобразным активизирующим двигательным жестом, как для многих является сжатие руки в кулак, принятие какой-то стойки, эмоция либо что-то ещё…

И не стоит гнаться за скоростью… Как и везде. Сначала необходимо накатать движение через медленное его исполнение, проводимого на такой скорости, чтобы человек успевал прочувствовать движение.

Разумеется, что укреплению подлежат также и ноги с корпусом и обычные силовые тренажеры тут помогают в очень малой степени. Если бы было так, то надо полагать, что подобные конструкции были бы созданы ещё в средневековье, а они начали разрабатываться только в середине девяностых прошлого века (хорошо помню фразу в журнале «ФИС»: промышленность только осваивает это направление). Разумеется, что на Западе, этот процесс начался пораньше…, но как бы там не было, силовых спортзалов у рыцарей создано не было, а использовалось то, что было под рукой. Форсирование водных преград в полном рыцарском облачении, прыжки через ямы, метание камней, ножей и, разумеется, борьба и прочие турниры. И в наше время, если человек занимается историческим фехтованием, то для него оптимально будет поработать двуручным мечом, поскольку именно таким образом он сможет приобрести соответствующую координацию и укрепить тело, да ещё и сможет научиться работать на скоростях с вынесенным центром тяжести (учитывать оружие). Спортзал же ничего подобного сформировать не сможет. Из единоборств лучше всего подойдет борьба и бокс, поскольку они есть порождение как раз рыцарских времен. Из современных больше всего подойдет «Славяно-горицкая борьба» и её составляющие, например, техника «Свиля», исполняемая в доспехах.

Работа с клинковым оружием на месте и в перемещении по схеме «восьми ветров», дадут отличную базу для уже совместных тренировок, а сначала всё, как и везде: перемещения зигзагами со сменой направления и всё это желательно на различном грунте, наработка траекторий, имитация атак… особенно стоит отметить, работу на открытой местности, поскольку там… всё другое. Нет стен, которые помогают…

Основным тренажером для человека, увлекающегося тренировками с холодным оружием, будет самоделка, состоящий из блога автомобильных покрышек.

Исторический прототип его — это дерево с какой-то обмоткой типа солома или же вкопанный столб, а может быть, и подвешенный, также обмотанный условно говоря мягким материалом: этакая макивара-переросток:) Разумеется, что этот вариант несовершенен и недолговочен и в наше время следует использовать более устойчивое оборудование, причем такое, что и стоит недорого и на каждом углу найти можно. Вот автопокрышки и являются таким материалом, да и найти можно на любой свалке возле шиномонтажки. Есть и ещё один немаловажный плюс покрышек: благодаря пружинистому эффекту, лучезапястный кисть, а также ресурс самого оружия, сохраняются максимально полно, в отличии от жесткого дерева.

Работа с покрышкой известна достаточно давно и удары кувалдой по ней для повышения скоростных качеств практикуют достаточно часто.

При работе по ней, за счет обратной отдачи, хорошо адаптируются сухожилия и руки привыкают ко встрече препятствия. Разумеется, что развивать необходимо обе руки, отдавая предпочтение левой (для правшей).

Работа на данном тренажере развивает как раз те мышцы, которое надо, ведь собственно говоря, отличие средневекового воина, умеющего махать клинком несколько часов без устали, от современного, исключительно в привычке. И сейчас можно подняться до такого же уровня, только зачем? Я думаю, что умение вести тренировочный бой в течении часа на нормальной скорости и не халтуря в мелочах, будет вполне достаточно для поддержания себя, что называется, «в тонусе». А вообще, для полной проработке мышц в наше время существует множество видов спорта, дающих просто огромную нагрузку на тело, например, спортивная гимнастика или полидэнс.

Конструкций данного снаряда, но основных всего две: покрышки центром одеты на столб, в результате чего появляется некое подобие боксерского мешка. А также покрышки можно скреплять между собой в различных сочетаниях в том числе и насаживая их на трубу в плоскости колеса. Соответственно, от их количества, зависит и подвижность тренажера.

При тренировках с мечом на автопокрышках, поначалу не стоит использовать оружие весом, больше чем пару кг. Если же работать с перемещениями, да и сам тренажёр ещё будет подвижным, то и вообще, то что надо. Можно сказать, что при работе с лёгким оружием ставится первоначальная техника.

Работа с утяжелённым клинком, необходима только с определенного этапа, да и то не постоянно. Тяжелое оружие хорошо повышает силовые характеристики, а также точность, темп и скорость, что особенно заметно после смены тяжелого оружия на легкое.

Интересным видом тренировки является работа на автопокрышках в паре, что делает движение тренажера труднопредсказуемым и более быстрым. А это уже требует хорошего глазомера, просчета своих скоростных качеств и соотношение их с тренажером для того, чтобы не просто рубануть его «абы как по площади», а ювелирно поразить в запланированную зону.

Львиная доля тренировочного времени должна проводится в постановке техники на этом резиновом агрегате: техника как оружия, так и техника тела вроде перемещений, уклонов и прочего с использованием тренировочного оружия различного веса. Кстати, при устройстве тренажера следует учитывать и то, каким клинком будет нарабатываться техника: легким или тяжелым, поскольку от этого зависит из каких покрышек следует изготовлять снаряд. Если у вас нет тяжелого тренировочного клинка для прокачки руки и развития силы удара, то предпочтение следует отдать автопокрышкам от легковых автомобилей, поскольку тут резина более тонкая, мягкая и энергия удара о них гасится достаточно плавно, не вызывая критические перегрузки в районе стыка «клинок-рукоять», в результате чего возможен перелом. Производители хитрят, экономя на металле и часто полотно меча заканчивается в районе рукояти, а дальше уже идет приваренный штырь, на который насаживается рукоять. А потому, при покупке клинка, следует на это дело обратить внимание, или же, что ещё лучше, изготовить таковой самим, а поскольку это будет оружие целиком предназначенное для тренировок, а не церемониальным, его не обязательно изготовлять красивым, тут главное надежность исполнения. Соответственно, и изготовить его проще, поскольку здесь главное не красота его, а нормальные рубящие свойства. Взяли полосу металла, обработали турбинкой, да на точиле, чуток подправили в районе рукояти, накладки хорошие, и направились покрышки месить.

Такой тренировочный, усиленный клинок должен быть «по-любому» и прослужит он очень и очень долго, даже при постоянной рубке им покрышек от грузовых автомобилей. Более того, и руку от прокачает так, как ни один другой способ не сможет, а это значит, впоследствии, вы сможете и невооруженной рукой, а хорошей плюхой справа отправить в глубокий нокаут.

Тренировочное время должно распределяться так, что девяносто процентов его должно приходиться на одиночную практику типа шлифовка техники и работа на тренажере, и только десять процентов на парную работу.

[ad#3]
И под конец, типа анекдота))) Опытные бойцы очень неохотно тренируются с новичками, по той простой причине, что эти опытные очень часто пропускают от «неопытных» удары и получают травмы. Это дело объясняют тем, что новички ещё не имеют хорошей координации и нормальной техники, в результате чего опасность схлопотать от них весьма и весьма велика. И собственно говоря, вопрос: «Получается, что новичок особо не напрягаясь может навалять более подготовленному? Не кажется ли странным это дело, угробить столько времени на тренировке и прилично «выхватить» от от гражданина, впервые взявшего в руки меч, ну или плюху, если бой идет без оружия? Более того, схожая ситуация и в других школах боя, например, безоружных.

Разумеется, что на человека тут же налетают, «як петухи», начинают орать, что так бить неправильно, а надо только «вот так», утрамбовывают того в местные двигательные рамки и вздыхают с облегчением: «Вот теперь у тебя правильная техника», вот теперь и наша защита действует».

Не кажется ли всё это дело каким-то бредом и не только относительно исторического фехтования?

masterboja.ru

 

 

 

 

 

 

 

Даосская техника фехтования прямым мечом.

 

 

Комплексы меча тайцзи являются, вероятно
самыми массовыми и популярными в мире формами практики традиционного оружия
ушу. Вот парадокс: почти все ушуисты выполняют комплексы с прямым мечом, но мало
кто понимает, как этим самым мечом фехтовать в поединке. Парная работа с прямым
мечом немного известна в шаолиньской традиции, но парные даосские техники
практически неизвестны. Автор этой статьи много лет занимался ушу, учился кэндо
и применению меча в айкидо. К сожалению, приемы работы с китайским мечом
приходилось собирать буквально по крохам. Тем не менее автор все же решился
освоить технику прямого китайского меча, и в 2002 году даже неожиданно занял
первое место по мечу тайцзи на Открытом Кубке Москвы. Прошло много лет тренировок,
но только в самое последнее время принципы практического применения прямого
китайского меча стали проясняться. Попробую поделиться своими знаниями.

 

 

 

Кинжал эпохи Шан-Инь, бронза

 

 

Меч эпохи Шан-Инь, бронза

 

 

 

 

 

Бронзовые мечи эпохи «Весен и Осеней»

 

 

 

 

 

 

Происхождение прямого меча.

 

В эпоху Шан технология обработки бронзы
позволяла изготавливать только короткие мечи и кинжалы. В эпоху Чжоу размеры
оружия увеличились, однако металлургия была еще несовершенной. Поэтому меч
представлял собой или широкое изогнутое лезвие на короткой рукоятке, либо
короткое и широкое лезвие на длинной рукояти – практически, укороченную
алебарду. Чтобы добиться необходимой прочности клинка, приходилось делать
лезвие очень массивным. Причем ранние варианты меча представляли даже не сталь,
а бронзу или медь. Фехтование такими болванками мало отличалось от работы
дубиной или алебардой. Однако, такие ”аппараты”, при всей своей неуклюжести,
превосходно работали против защищенного латами противника. В случае попадания
травматизм был обеспечен – не разрубит, так с ног сшибет. Таким образом, в
древнейшей истории Китая прямого меча в нашем понимании не было.

В период ”Весен и осеней” и ”Сражающихся
царств” военное искусство Китая уже находилось на высокой степени развития.
Технология обработки бронзы достигла совершенства. Бронзовые клинки получили
широкое распространение.

Начиная с эпохи Хань прогресс металлургии
позволил выковывать прочные, длинные и гибкие клинки. Конечно, это была уже
сталь. Так вышло, что стальной меч стал распространяться в период
относительного мира. Его ношение было обязательным для чиновников и
военачальников, а так же привилегией аристократии. Вследствие этого, прямой меч
стал оружием привилегированного класса, а рядовые воины использовали более
примитивные варианты – те же алебарды и изогнутые мечи, но в первую очередь – копье.

 

电视剧《浣花洗剑录》

телесериал
«Spirit Of The Sword»

 

 

Особенности китайского прямого меча,
как оружия

 

Очень важное отличие прямого меча – легкость.
Он легче любого другого оружия сходных характеристик. Поэтому его можно
удерживать в одной руке, и носить постоянно, а не снаряжаться непосредственно
перед боем.

Еще одно качество прямого меча – острота
клинка. Чем лезвие острее, тем легче его повредить. Поэтому техника фехтования
таким мечом не может быть похожа на размахивание палицей.

Из ”привилегированности” прямого меча вытекает
еще одна характеристика – дороговизна. Меч – не дешевое оружие. Из этого
вытекает весьма бережное отношение к клинку, табуирование грубой работы, когда
”к концу поединка мечи превращаются в пилы”.

В отличии от самурайских мечей Японии,
китайский прямой меч уже не вернулся на арены массовых битв. Он остался оружием
”условно мирного” времени. И он уже не применялся против латников, что также
наложило свой отпечаток на принципы фехтования им.

Тем не менее, повседневная действительность
средневекового Китая требовала от знати высокого умения фехтовать. Разбойники,
мятежи, дворцовые перевороты, стычки с варварами, феодальные распри – все это
постоянно держало умение фехтовать в должном тонусе. Так что и до праздной
”игрушки золотой” меч не скатился. Он выполнял свои исторические функции вплоть
до эпохи Опиумных войн – больше тысячи лет!

 

 

Ли
Цзинлинь (справа) показывает технику меча Удан

 

Принципы фехтования прямым мечом

Итак, уже ясно, что грубые движения,
повреждающие режущую кромку, были табуированы. Это значит, что махи были
практически исключены (!), а контакт двух клинков старались осуществить плоской
частью. Так мы видим рождение техники ”прилипания”, и ”трущих” движений.

Если учесть, что применение меча против
латников было крайне редким, то отпадение необходимости маховых движений
становится очевидным. И это важное отличие от японских техник, где мах стоит на
первом месте по важности, это основной стереотип.

Отсутствие защиты как на противнике, так и на
применяющем меч, имело еще одно важное последствие. Меч располагался впереди,
выполняя одновременно и функции активной защиты. Это отличает одноручный
китайский меч от сходных европейских техник, где предусматривалось наличие
щита. Зато это роднит технику китайского меча с европейским фехтованием на
шпагах, особенно с современной спортивной саблей.

Еще одна особенность техники фехтования
китайским мечом – неопределенность количества нападающих. Таким образом, в
изобилии встречаются развороты, смены уровня стойки, приемы освобождения
”увязшего меча”.

С длительностью фехтования связан и еще один
обычай – использование кистей и платков на рукояти. Шнуры и кисти наматывают на
руку, предотвращая выскальзывание, а платки еще и впитывают чужую кровь.

Принцип экономии. Совершенно не необходимо
рубить противника пополам. Вполне достаточно подрезать ему запястье, пальцы,
сухожилия ног, или уколоть в предплечье. При остром, как бритва, лезвии, это
гарантированно остановит нападение.

С этим связан принцип ограничения насилия: в фехтовании встречаются
удары плашмя по голове, и тычковые удары рукоятью.

Способы разоружения. В наше время известны
лишь со стороны японского айкидо, и экзотических школ фехтования. Можно
разделить на два типа:

Первый – использование технических
особенностей крестовины меча. Более простые действия, включающие механические
зацепы оружия соперника.

Второй – динамическое ”прилипание” с
дальнейшим переходом на выкручивание суставов. Высший уровень фехтования без
пролития крови.

 

 

Почему прямой меч считается даосским
оружием.

 

Прямой меч стал неотъемлемым символом даосской
традиции. Как это произошло, мы можем только догадываться. С одной стороны,
даосы-алхимики изобрели порох, вероятно и в металлургии они тоже имели свои
достижения. В Японии, например, изготовление мечей неразрывно связано с
традицией синтоизма, вероятно в Китае тоже имело место нечто подобное.

С другой стороны, меч, наравне с зеркалом и
нефритом, издревле имел и символическое значение. Он использовался в ритуалах
для изгнания злых духов, с его помощью творили заклинания дождя.

Не стоит сбрасывать со счетов и эффективность
меча, как личного оружия. Однако в китайском ушу шест считается не уступающим
мечу, а то и превосходящим его в боевом применении. А о дешевизне и говорить
нечего. Тем не менее, шест получил распространение среди воинственных
буддистов, а мирные даосы постоянно таскали с собой меч.

Вероятно, следует учитывать и то, что ношение
меча подчеркивало высокий социальный статус его обладателя. Кроме того,
владение мечом очень быстро оформилось в имеющее самостоятельную ценность
искусство. Демонстрация движений с оружием стала ”визитной карточкой”
”достойного мужа”. В религии и культурной традиции за мечом утвердилась
репутация оружия справедливости, преграды зла, принадлежности к благородному
сословию. Искусство владения мечом ценилось необычайно высоко.

Даосы добились в этом искусстве поразительных
успехов.

Особенности техники фехтования прямым мечом
прекрасно вписывались в принципы даосских боевых искусств. Тут и умение
использовать разум, и победа уступкой, и преимущество техники над грубой силой,
и медитация в движении. А в основе всего – умение действовать с наименьшими
физическими затратами. Так получилось, что прямой меч стал излюбленным оружием
даосов.

 

Спортивное направление
имеет свои отличия. Энергозатратность — неизбежное следствие зрелищности.

Чемпионка
Азиатских игр по ушу в разделах меч и копье —
Кань
Вэнькун

 

 

 

Особенности даосского стиля в
фехтовании

 

Прямой меч стал излюбленным оружием даосов.
Это то, что даосы выбрали из сокровищницы китайского воинского искусства. Но
что они внесли обратно? Что искусство фехтования получило от даосов?

Например, Шаолиньская традиция ушу развивала
мощные атакующие движения, идущие по прямой, взрывные
выбросы энергии, технику ”очищения разума”.

Даосы культивировали плавность и непрерывность
движений, предпочитали ”стремиться к прямому через изогнутое”.

Психотехника, в том виде, каком мы можем ее
сегодня понять, включала следующее:

Постоянный непрерывный контроль ”ста тысяч
превращений” вокруг человека. Это не серия озарений, а непрерывный контроль,
внимание к мельчайшим изменениям реальности.

Реальность воспринималась не как набор ”форм”,
а как совокупность энергий. Например энергия Земли – ее упругость, неровность
рельефа, степень сцепления с почвой; энергия деревьев и
кустарников – их прочность, свойства преграды, степень защиты от солнца,
возможности маскировки; энергия клинка – острота, гибкость, упругость, баланс веса; энергия мышц, дыхания,
прочность костей и сухожилий…

Таким образом, даос воспринимал всю
разнородную доступную информацию в виде единых по сути энергетических полей,
определял результирующую их наложения, и действовал, опираясь на это ”чувство
энергии”. Такая интегративная система оценки реальности была (и является) очень
эффективной. Чтобы тренировать это чувство реальности, создавались комплексы
медитативных упражнений с мечом – первые ”таолу”. Многие движения не были
строго закреплены, передавался скорее ритм и общий настрой. Поэтому наравне с
формальными комплексами был популярен ”танец с мечом” – спонтанная работа, импровизация. Танец с мечом был очень
популярен в древнем Китае, например, знаменитый Ли Бо превосходно танцевал с
мечом.

Но, конечно, наряду с чистой импровизацией
имелись и конкретные технические действия, используемые в реальных поединках.

 

 

Основные технические действия.

 

Здесь перечислены наиболее важные техники, вырабатывающие
даосский стиль работы с оружием.

Против клинка:

Прилипание, с дальнейшим резким хлестким выбросом. Это может выбить
оружие из рук, либо значительно отклонить его вниз либо в сторону. Так
открывается дорога для атаки.

Прилипание с отведением в сторону, чтобы добраться до соперника
свободной рукой. Переход к ударам рукой (кинжалом), или захватам оружия
противника.

Захват клинка противника крестовиной.

Против запястья:

”Трущее” подрезание после незначительного отведения в сторону
оружия противника.

Укол снизу с уходом в низкую стойку.

Укол сбоку или сверху с уходом в сторону от линии атаки.

Против ног:

Подрезание снизу с уходом в низкую скрученную стойку, иногда
подрезание на 360 градусов.

Против длинного оружия

Проход в низкой стойке с последующим выпадом. Например, подсесть
под круговой удар алебардой.

Отклонение плоской частью клинка, с последующей атакой рук
противника.

Парирование шеста с поддержкой лезвия рукой или ногой.

Против нескольких нападающих:

Развороты с широким вращением, рубящие удары сверху и снизу.

 

Меч
– оружие благородных и справедливых

 

 

Стратегия поединка с одним соперником

Держать центр

Тот, кто держит оружие на линии, соединяющей
соперников, способен поразить противника при сближении. Тот, чье оружие
отклонено в сторону, при внезапном сближении промахнется.

Важно, чтобы вся сила тела наиболее эффективно
передавалась в клинок. Тогда затраты мышечной силы будут минимальны. Кто
использует только силу руки, быстро устанет и не сможет держать оружие. Но
техника важнее силы. Важны обманы, обводы, переводы – короче говоря, умение
использовать силу противника, чтобы отклонить его клинок.

При всей простоте этого принципа, он имеет громадное
практическое значение. Борьба за среднюю линию превращается в фехтовании в
нечто, имеющее самостоятельное значение. Это еще одна практика, еще один вид
психологической борьбы. При отработке этого принципа прямые мечи превращаются в
продолжение энергии партнеров. Борьба идет на уровне энергетических полей.

Держать верх

Тот, кто держит оружие сверху, тратит меньше
энергии, чем соперник, и заставляет своего соперника быстро расходовать свои
силы.

Понимание этой истины приходит порой слишком
поздно. У автора статьи между получением этого знания и настоящим пониманием
принципа прошло лет десять. Только к 35-ти годам до него дошло, как лишать
противников преимущества в физической силе. Начав борьбу за верх, нужно
приготовится держать предельную концентрацию сознания, быть готовым постоянно
опережать соперника. Оказался внизу – мягкий обвод, и надавливание сверху.
Противник, пыхтя, поднимает оружие (или руки в безоружном единоборстве),
неимоверными усилиями нажимает сверху… … в пустоту. А мы вновь мягко обводим
его.

Атаковать атакующего

Первая атака – признак незнания Дао. Что
позволено буддисткими техниками, с даосскими несовместимо. Эффективность
контратаки в три раза выше, чем эффективность простого атакующего движения.
Первая атака отнимает втрое больше сил, и требует тройного превосходства в
скорости. Но отказаться от первой атаки! Изгнать из себя гордыню, стремление к
победе, чувство превосходства… К своему
стыду, автор вынужден признаться, что ему это до сих пор не вполне удалось.
Вновь и вновь жажда победы уничтожает годами накопленный опыт, отбрасывает
назад, ведет к ситуациям поражения.

Автор надеется, что его статья поможет
любителям ушу. Все замечания и возражения будут выслушаны с благодарностью.

 

Алексей Кузьмин.

 

Всем успехов в тренировках!

 

 

 

 

На
главную страницу

 

 

 

 

 

daofanshu.narod.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о