Улица морг – Убийства на улице Морг — КиноПоиск

Убийства на улице Морг (1932) — КиноПоиск

Картина является экранизацией одноимённого рассказа Эдгара Аллана По (Edgar Allan Poe), однако для знающих литературный материал происходящее окажется самым вольным изложением. Дело в том, что сюжет вбирает в себя лишь общие штрихи, а вот развитие событий адаптированы в совершенно уникальный сценарий. Отнюдь подобное не портит впечатление. Даже наоборот ловишь себя на мысли, что детективный рассказ в целлулоидном оформлении близком к тесту оказался бы слишком предсказуемым, где интриги не нашлось места с неожиданной кульминацией, ведь наследие классика хорошо известно широкой аудитории. Поэтому лента больше не делает ставку на расследовании загадочных убийств, совершаемых неизвестным с феноменальной силой. Тут получился образец старой доброй поры американского хоррора от студии «Universal», что тогда регулярно покоряла кинотеатры своими популярными страшилками о монстрах.

На этот раз фирменную «монструозность» выразила выдрессированная обезьяна, находящаяся в подчинении у учёного, чьи идеи по скрещиванию приматов и людей обрели безумную одержимость. Получился этакий маньяк-дарвинист, и исполнял его сам «Дракула собственной персоной» — как писалось на постерах картины. Блиставший на театральных подмостках в вампирском плаще и получающий предложения в успешных фильмах ужасах загадочный венгр Бела Лугоши (Bela Lugosi) вписался в предложенное амплуа невероятно гармонично, вновь пугая своим акцентом и посверкивая блестящими гипнотическими глазами. Экранизация книжного классика — всегда подарок зрителю, любящему «страшный» жанр, а наличие второго столпа-артиста в образе антагониста — праздник вдвойне.

Хорошо себя зарекомендовавшие у публики приёмы хоррора привнесены в картину на должном уровне. Отличная игра выразительных теней, противоборство чёрно-белого двуцветия, пугающие (тогда даже ножницы цензуры подрезали кое-что особо ужасающее аудиторию ранних 30-х) каверзы зловещего экспериментатора на фоне хрестоматийных дымящихся колб и изуродованного новомодным гримом подручного, стихийное могучее чудище, падающая в обморок красавица, её отважный жених и многое другое, характерное для своей эпохи, может лишь порадовать общим результатом. Нельзя забывать и о доли забавного юмора, как всегда ловко дозировано вписывающегося в жутик немного наивной поры. Комичная перебранка немца, итальянца и датчанина однозначно удалась, украсив всё же страшное произведение, томительно погружающее нас в зябкий мир улицы Морг старого Парижа, где по наветам бессмертного писателя вершилась настоящая жуть бродящей волосатой обезьяной. Её, кстати, всегда жальче всего, как и Кинг-Конга, что станет идейным продолжателем кульминационного конфликта, спустя год даже цитируя некоторые кадры.

В итоге фильм из числа тех, что искренне греют душу при просмотре тем, кто немного романтик в жанре хоррор, любящий его золотой рассвет.

8 из 10

www.kinopoisk.ru

Эдгар По — Убийство на улице Морг

The Murders in the Rue Morgue

1841

Что за песню пели сирены или каким именем назывался Ахилл, скрываясь среди женщин, – уж на что это, кажется, мудреные вопросы, а какая-то догадка и здесь возможна.

Сэр Томас Браун[1]
«Захоронения в урнах»

Так называемые аналитические способности нашего ума сами по себе малодоступны анализу. Мы судим о них только по результатам. Среди прочего нам известно, что для человека, особенно одаренного в этом смысле, дар анализа служит источником живейшего наслаждения. Подобно тому как атлет гордится своей силой и ловкостью и находит удовольствие в упражнениях, заставляющих его мышцы работать, так аналитик радуется любой возможности что-то прояснить или распутать. Всякая, хотя бы и нехитрая задача, высекающая искры из его таланта, ему приятна. Он обожает загадки, ребусы и криптограммы, обнаруживая в их решении проницательность, которая уму заурядному представляется чуть ли не сверхъестественной. Его решения, рожденные существом и душой метода, и в самом деле кажутся чудесами интуиции. Эта способность решения, возможно, выигрывает от занятий математикой, особенно тем высшим ее разделом, который неправомерно и только в силу обратного характера своих действий именуется анализом, так сказать анализом par excellence

[2] Между тем рассчитывать, вычислять – само по себе еще не значит анализировать. Шахматист, например, рассчитывает, но отнюдь не анализирует. А отсюда следует, что представление о шахматах как об игре, исключительно полезной для ума, основано на чистейшем недоразумении. И так как перед вами, читатель, не трактат, а лишь несколько случайных соображений, которые должны послужить предисловием к моему не совсем обычному рассказу, то я пользуюсь случаем заявить, что непритязательная игра в шашки требует куда более высокого умения размышлять и задает уму больше полезных задач, чем мнимая изощренность шахмат. В шахматах, где фигуры неравноценны и где им присвоены самые разнообразные и причудливые ходы, сложность (как это нередко бывает) ошибочно принимается за глубину. Между тем здесь решает внимание. Стоит ему ослабеть, и вы совершаете оплошность, которая приводит к просчету или поражению. А поскольку шахматные ходы не только многообразны, но и многозначны, то шансы на оплошность соответственно растут, и в девяти случаях из десяти выигрывает не более способный, а более сосредоточенный игрок. Другое дело шатки, где допускается один только ход с незначительными вариантами; здесь шансов на недосмотр куда меньше, внимание не играет особой роли и успех зависит главным образом от сметливости. Представим себе для ясности партию в шашки, где остались только четыре дамки и, значит, ни о каком недосмотре не может быть и речи. Очевидно, здесь (при равных силах) победа зависит от удачного хода, от неожиданного и остроумного решения. За отсутствием других возможностей, аналитик старается проникнуть в мысли противника, ставит себя на его место и нередко с одного взгляда замечает ту единственную (и порой до очевидности простую) комбинацию, которая может вовлечь его в просчет или сбить с толку.

Вист давно известен как прекрасная школа для того, что именуется искусством расчета; известно также, что многие выдающиеся умы питали, казалось бы, необъяснимую слабость к висту, пренебрегая шахматами, как пустым занятием. В самом деле, никакая другая игра не требует такой способности к анализу. Лучший в мире шахматист – шахматист, и только, тогда как мастерская игра в вист сопряжена с умением добиваться победы и в тех более важных областях человеческой предприимчивости, в которых ум соревнуется с умом. Говоря «мастерская игра», я имею в виду ту степень совершенства, при которой игрок владеет всеми средствами, приводящими к законной победе. Эти средства не только многочисленны, но и многообразны и часто предполагают такое знание человеческой души, какое недоступно игроку средних способностей. Кто внимательно наблюдает, тот отчетливо и помнит, а следовательно, всякий сосредоточенно играющий шахматист может рассчитывать на успех в висте, поскольку руководство Хойла

[3] (основанное на простой механике игры) общепонятно и общедоступно. Чтобы хорошо играть в вист, достаточно, по распространенному мнению, соблюдать «правила» и обладать хорошей памятью. Однако искусство аналитика проявляется как раз в том, что правилами игры не предусмотрено. Каких он только не делает про себя выводов и наблюдений! Его партнер, быть может, тоже; но перевес в этой обоюдной разведке зависит не столько от надежности выводов, сколько от качества наблюдения. Важно, конечно, знать, на что обращать внимание. Но наш игрок ничем себя не ограничивает. И хотя прямая его цель – игра, он не пренебрегает и самыми отдаленными указаниями. Он изучает лицо своего партнера и сравнивает его с лицом каждого из противников, подмечает, как они распределяют карты в обеих руках, и нередко угадывает козырь за козырем и онер за онером по взглядам, какие они на них бросают. Следит по ходу игры за мимикой игроков и делает уйму заключений, подмечая все оттенки уверенности, удивления, торжества или досады, сменяющиеся на их физиономиях. Судя по тому, как человек сгреб взятку, он заключает, последует ли за ней другая. По тому, как карта брошена, догадывается, что противник финтит, что ход сделан для отвода глаз. Невзначай или необдуманно оброненное слово; случайно упавшая или открывшаяся карта и как ее прячут – с опаской или спокойно; подсчет взяток и их расположение; растерянность, колебания, нетерпение или боязнь – ничто не ускользает от якобы безразличного взгляда аналитика. С двух-трех ходов ему уже ясно, что у кого на руках, и он выбрасывает карту с такой уверенностью, словно все игроки раскрылись.

Способность к анализу не следует смешивать с простой изобретательностью, ибо аналитик всегда изобретателен, тогда как не всякий изобретательный человек способен к анализу. Умение придумывать и комбинировать, в котором обычно проявляется изобретательность и для которого френологи (совершенно напрасно, по-моему) отводят особый орган, считая эту способность первичной, нередко наблюдается даже у тех, чей умственный уровень в остально

www.knigger.org

Убийство на улице Морг Википедия

Убийство на улице Морг
The Murders in the Rue Morgue

Титульный лист The Prose Romances of Edgar A. Poe, No. I, издатель Уильям Грэм, Филадельфия, 1843 год
Жанр детектив
рассказ
Автор Эдгар Аллан По
Язык оригинала английский
Дата первой публикации 20 апреля 1841, Graham's Magazine
Издательство Graham's Magazine[d]
Следующее Тайна Мари Роже
Текст произведения в Викитеке
Цитаты в Викицитатнике
 Медиафайлы на Викискладе

«Уби́йство на у́лице Морг» (иногда переводится как «Уби́йства на у́лице Морг» или «Двойно́е уби́йство на у́лице Морг»[1]; англ. The Murders in the Rue Morgue) — рассказ американского писателя-романтика Эдгара Аллана По, который принято считать первым детективным произведением в истории литературы

[2][3][4][5][6][7]. Впервые рассказ был опубликован в филадельфийском Graham's Magazine (англ.)русск. 20 апреля 1841 года[8][9][10]. Вместе с рассказами «Тайна Мари Роже» (1842) и «Похищенное письмо» (1844) новелла составляет трилогию, посвящённую французскому аристократу Огюсту Дюпену[11]. Наряду с остальными историями цикла и новеллой «Золотой жук» (1843), «Убийство на улице Морг» включают в группу «логических рассказов» или «рассказов об умозаключениях» (т. н. «рациоцинаций») Эдгара По[2][12]

ru-wiki.ru

Убийства на улице Морг - это... Что такое Убийства на улице Морг?

«Убийство на улице Морг» (англ. The Murders in the Rue Morgue) — рассказ 1841 года американского писателя Эдгара По, с которого принято начинать отсчёт развития детективного жанра. Наряду с рассказами «Тайна Мари Роже» и «Похищенное письмо», входит в трилогию о французском сыщике-любителе Дюпене.

Сюжет

На парижской улице Морг происходит зверское убийство. Вдову и ее дочь убили. Первую изуродовали бритвой и сбросили из окна, а дочь задушили и запихнули в каминную трубу.

Рассказчик описывает, как он знакомится с Дюпеном, и как они узнают об убийстве. Дюпен знаком с полицейским префектом и от него узнает обстоятельства убийства, и показывает рассказчику газетную статью, в которой изложены показания свидетелей.

Дюпен выясняет, что убийство совершил орангутанг, владельца которого он вызывает к себе. Владельцем оказывается моряк. Он рассказывает, что орангутанг в точности повторял все его действия. Однажды обезьяна взяла бритву и хотела побриться (повторяя движения хозяина). Моряк попытался отнять у зверя бритву, но он сбежал и забрался в дом к вдове и ее дочери. Моряк преследовал зверя и стал свидетелем убийства. Он в панике сбежал оттуда и забыл об обезьяне. Дюпен не винит моряка и отпускает его.

Анализ произведения

Место в литературе

Этот рассказ считается одним из первых детективных произведений в литературе. Хотя Эдгар По не стремился писать детектив, в рассказе он описывал психологию и умение логический мыслить. Стиль рассказа, как и во многих других у По, мистический (хоть и не фантастический).

В «Убийстве на улице Морг» Дюпен является первым сыщиком любителем и человеком, владеющий дедуктивным методом. Он сумел угадать мысли своего друга, просто наблюдая за ним. Впоследствии так же делает Шерлок Холмс Артура Конан Дойла.

Как детективный рассказ

Убийство на улице Морг не классический детектив. В классических детективах, которые начали процветать в двадцатом веке, есть много действующих лиц, несколько определённых подозреваемых. Сыщик проводит своё расследование и разоблачает убийцу в конце[1]. В этом же рассказе нет ничего такого. Дюпен не ведёт следствие, а только читает газетные статьи. Действующих лиц почти нет, поэтому читатель не имеет возможности подозревать кого-либо. Но во всем этом вины автора нет, потому что во время появления рассказа еще не существовало детектива и его строгих правил[2].

В культуре

По этому рассказу снято несколько фильмов:

Песни:

  • "Убийство на улице Морг"- песня в стиле Хеви метал, исполняемая рок-группой Iron Maiden.

Существует также журнал "Rue Morgue", который печатался в Онтарио, Торонто и Канаде. Есть еще радио "Rue Morgue", сделанное по журналу.

Примечания

Ссылки

Текст произведения

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Убийства на улице Морг Википедия

Убийство на улице Морг
The Murders in the Rue Morgue

Титульный лист The Prose Romances of Edgar A. Poe, No. I, издатель Уильям Грэм, Филадельфия, 1843 год
Жанр детектив
рассказ
Автор Эдгар Аллан По
Язык оригинала английский
Дата первой публикации 20 апреля 1841, Graham's Magazine
Издательство Graham's Magazine[d]
Следующее Тайна Мари Роже
Текст произведения в Викитеке
Цитаты в Викицитатнике
 Медиафайлы на Викискладе

«Уби́йство на у́лице Морг» (иногда переводится как «Уби́йства на у́лице Морг» или «Двойно́е уби́йство на у́лице Морг»[1]; англ. The Murders in the Rue Morgue) — рассказ американского писателя-романтика Эдгара Аллана По, который принято считать первым детективным произведением в истории литературы[2][3][4][5][6][7]. Впервые рассказ был опубликован в филадельфийском Graham's Magazine (англ.)русск. 20 апреля 1841 года[8][9][10]. Вместе с рассказами «Тайна Мари Роже» (1842) и «Похищенное письмо» (1844) новелла составляет трилогию, посвящённую французскому аристократу Огюсту Дюпену[11]. Наряду с остальными историями цикла и новеллой «Золотой жук» (1843), «Убийство на улице Морг» включают в группу «логических рассказов» или «рассказов об умозаключениях» (т. н. «рациоцинаций») Эдгара По[2][12]

ru-wiki.ru

Книга Убийство на улице Морг читать онлайн Эдгар Аллан По

Эдгар Аллан ПО. УБИЙСТВО НА УЛИЦЕ МОРГ

Огюст Дюпен - 1


     Что за песню пели сирены или каким именем назывался Ахилл, скрываясь среди женщин, - уж на что это, кажется, мудреные вопросы, а какая-то догадка и здесь возможна.

     Сэр Томас Браун.
     Захоронения в урнах

     Так называемые аналитические способности нашего ума сами по себе малодоступны анализу. Мы судим о них только по результатам. Среди прочего нам известно, что для человека, особенно одаренного в этом смысле, дар анализа служит источником живейшего наслаждения. Подобно тому как атлет гордится своей силой и ловкостью и находит удовольствие в упражнениях, заставляющих его мышцы работать, так аналитик радуется любой возможности что-то прояснить или распутать. Всякая, хотя бы и нехитрая задача, высекающая искры из его таланта, ему приятна. Он обожает загадки, ребусы и криптограммы, обнаруживая в их решении проницательность, которая уму заурядному представляется чуть ли не сверхъестественной. Его решения, рожденные существом и душой метода, и в самом деле кажутся чудесами интуиции. Эта способность решения, возможно, выигрывает от занятий математикой, особенно тем высшим ее разделом, который неправомерно и только в силу обратного характера своих действий именуется анализом, так сказать анализом par excellence <По преимуществу (фр.).>. Между тем рассчитывать, вычислять - само по себе еще не значит анализировать. Шахматист, например, рассчитывает, но отнюдь не анализирует. А отсюда следует, что представление о шахматах как об игре, исключительно полезной для ума, основано на чистейшем недоразумении. И так как перед вами, читатель, не трактат, а лишь несколько случайных соображений, которые должны послужить предисловием к моему не совсем обычному рассказу, то я пользуюсь случаем заявить, что непритязательная игра в шашки требует куда более высокого умения размышлять и задает уму больше полезных задач, чем мнимая изощренность шахмат. В шахматах, где фигуры неравноценны и где им присвоены самые разнообразные и причудливые ходы, сложность (как это нередко бывает) ошибочно принимается за глубину. Между тем здесь решает внимание. Стоит ему ослабеть, и вы совершаете оплошность, которая приводит к просчету или поражению. А поскольку шахматные ходы не только многообразны, но и многозначны, то шансы на оплошность соответственно растут, и в девяти случаях из десяти выигрывает не более способный, а более сосредоточенный игрок. Другое дело шашки, где допускается один только ход с незначительными вариантами; здесь шансов на недосмотр куда меньше, внимание не играет особой роли и успех зависит главным образом от сметливости. Представим себе для ясности партию в шашки, где остались только четыре дамки и, значит, ни о каком недосмотре не может быть и речи. Очевидно, здесь (при равных силах) победа зависит от удачного хода, от неожиданного и остроумного решения. За отсутствием других возможностей, аналитик старается проникнуть в мысли противника, ставит себя на его место и нередко с одного взгляда замечает ту единственную (и порой до очевидности простую) комбинацию, которая может вовлечь его в просчет или сбить с толку.
     Вист давно известен как прекрасная школа для того, что именуется искусством расчета; известно также, что многие выдающиеся умы питали, казалось бы, необъяснимую слабость к висту, пренебрегая шахматами как пустым занятием. В самом деле, никакая другая игра не требует такой способности к анализу. Лучший в мире шахматист - шахматист, и только, тогда как мастерская игра в вист сопряжена с умением добиваться победы и в тех более важных областях человеческой предприимчивости, в которых ум соревнуется с умом. Говоря «мастерская игра», я имею в виду ту степень совершенства, при которой игрок владеет всеми средствами, приводящими к законной победе. Эти средства не только многочисленны, но и многообразны и часто предполагают такое знание человеческой души, какое недоступно игроку средних способностей.

knijky.ru

Убийство на улице Морг (фильм, 1932)

«Убийство на улице Морг» (англ. Murders in the Rue Morgue) — американский фильм ужасов режиссёра Джона Флори. Фильм является адаптацией одноименного рассказа Эдгара По и поставлен в традициях немецкого киноэкспрессионизма.

Сюжет

XIX век, Париж. Сумасшедший доктор Миракл, живущий на улице Морг, похищает молодых женщин и проводит над ними бесчеловечные эксперименты. Его целью является скрещивание человека с гориллой. После введения крови примата в кровеносную систему женщин последние погибают и Миракл выбрасывает их трупы в Сену.

На ярмарке доктор показывает говорящего орангутана Эрика. Среди зрителей — молодая девушка Камилла Леспане и ее жених, студент-медик Пьер Дюпен, подозревающий Миракла в убийствах. Камилла становится предметом вожделения Эрика. Миракл решает этим воспользоваться и приказывает орангутану похитить девушку. Ночью обезьяна пробирается в спальню Камиллы и крадет ее. Дюпен, догадавшись, что Камиллу похитил Миракл, обращается к префекту полиции и просит отправить жандармов на ее поиски. В лаборатории Миракла Эрик, увидев, что Камилле угрожает опасность со стороны его хозяина, освобождается и убивает доктора. Затем, схватив Камиллу, бежит с ней по крышам Парижа. За зверем и его добычей устремляется погоня во главе с префектом и Дюпеном. Студент взбирается за Эриком на крышу и пристреливает обезьяну.

В ролях

  • Сидни Фокс — Камилла Л’Эспане
  • Бела Лугоши — доктор Миракл
  • Леон Эймс — Пьер Дюпен
  • Берт Роч — Пол
  • Бетти Росс Кларк — мадам Л’Эспане
  • Брендон Хёрст — префект полиции
  • Д’Арси Корриган — охранник морга
  • Нобл Джонсон — Янос
  • Арлин Фрэнсис — уличная женщина

Интересные факты

  • Некоторые эпизоды прямо цитируют фильм «Кабинет доктора Калигари» (1920 год).
  • Эпизод с нахождением трупа девушки на реку Сены является отсылкой к другому рассказу По «Тайна Мари Роже».
  • В эпизодах крупных планов Эрика использовалась настоящая обезьяна.
  • Чарльз Гемора, сыгравший роль Эрика, в жизни много раз играл обезьян. К примеру «Крик Африки», «Дорога в Занзибар» а также в ремейке данного фильма «Призрак на улице Морг».
  • В каком-то смысле эта картина вдохновила создателей «Кинг-Конга». Например, расстрел монстра на вершине огромного здания.
  • Сам подтекст гибридизации человека с приматом, очевидно, был позаимствован из сообщений об опытах профессора Ильи Иванова.

Ссылки

dic.academic.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *